l_greensleeves: (книжное)
1. Леонид Юзефович. Зимняя дорога. Наверно, только так и нужно/возможно писать сейчас о Гражданской войне – с обеих сторон, никого заранее не осуждая, без надрыва, но с глубоким внутренним сочувствием. Все похвалы и премии – абсолютно заслуженны. «Эти переименования и переодевания – не верноподданнический спектакль, поставленный в горящем театре свихнувшимся режиссером, как изображали дело по ту сторону фронта, скорее – нечто вроде надеваемой перед смертью чистой рубахи. Комический эффект возникал от того, что приходилось надевать ее на грязное тело и делать вид, будто к ней не пристает никакая скверна».

2. Майкл Харрис. Со всеми и ни с кем: книга о нас – последнем поколении, которое помнит жизнь до интернета. Ворчливые сожаления о «старом добром времени». Большинство высказанных Интернету претензий – в духе вечных обид на плоды технического прогресса. «Большую часть жизни мы тратим на перемалывание электронного вздора, уставившись в светящийся экран». А до этого всемирным злом был телевизор, а до этого – радио и кинематограф, а до этого – книгопечатание, а до этого – письменность. Ну и кто сам себе злобный Буратино?

3. Майк Викинг. Hygge. Секрет датского счастья. Очередная поп-версия «исследований датского счастья», сводящая его к простой формуле трёх С – свечи, свитер, сладости.

4. Галина Юзефович. Удивительные приключения рыбы-лоцмана: 150 000 слов о литературе. Сборник рецензий, который стоило прочитать хотя бы ради введения, определяющей место современного литературного критика: «Этот ход рассуждений возвращает нас к вопросу, с которого мы начали: зачем же вообще нужен критик, если его суждение всегда личностно и пристрастно, а никаких объективных критериев оценки не существует? Для себя я придумала на этот вопрос ответ, оправдывающий, как мне кажется, мое профессиональное существование и придающий смысл всему тому, что я делаю. Я думаю, что критик – это совокупность читательского опыта и персонального вкуса. Иными словами, самое ценное и полезное свойство критика – это известная консистентность и постоянство, способность, подобно камертону, на протяжении многих лет воспроизводить одну и ту же ноту, позволяя читателям отстроиться от нее и сформировать на ее основе собственный круг читательских предпочтений. Это значит, что критик, во-первых, должен попросту быть (читать, писать – коротко говоря, присутствовать в медийном пространстве), а во-вторых, избегать резких движений души и стремительных перепадов настроения».

5. Жозе Сарамаго. История осады Лиссабона. «Всё, что не жизнь, то литература. История тоже. Только не обижайтесь». Текст, читающийся ради самого текста. Определять нечто некулинарное как «вкусно» нынче моветон, но это – именно таким образом сплетённые слова. Завязка сюжета, впрочем, тоже очень неплоха: что будет, если со скуки вставить в редактируемую историческую монографию одну маленькую частицу «не» - в самом решающем месте? «Раймундо Силва пошел на кухню готовить себе кофе с молоком и тосты с маслом. Тосты для этого человека, так свято придерживающегося принципов и норм, – это едва ли не разнузданно-порочное, но истинное проявление нетерпимого гурманства, которое сочетает в себе множество ощущений, как тактильных, так и зрительных, обонятельных и вкусовых, ощущений, начинающихся с блеска хромированного аппарата, с шелеста лезвия, нарезающего ломтики, с запаха поджаренного хлеба, с тающего масла – и завершающихся совокупным невыразимым наслаждением рта, нёба, языка, зубов, к которым приникает румяно-поджаристая хрустящая мякоть, снова одаривающая ароматом, но на этот раз – уже исходящим из ее нутра, и, наверно, живым на небо взят был тот, кто изобрел такой изыск. Раймундо Силва однажды произнес последние слова вслух, в тот миг, когда ему показалось, что в самую кровь проникло ему совершенное творение огня и хлеба, от которого, кстати, он мог бы отказаться без малейшего неудовольствия, не говоря уж о масле, вообще совершенно излишнем, хотя полным глупцом надо быть, чтобы отвергнуть то дополнительное, что, будучи добавлено к основному, удваивает его аппетитность и вкус, и именно так обстоит дело с маслом, намазанным на поджаренный хлеб, и так же обстояло бы дело, например, с любовью, если бы корректор был шире осведомлен в этой области».

6. Фредрик Бакман. Вторая жизнь Уве.
Очередной первооткрыватель того, что внешность бывает обманчива. Издатели определяют его как популярного шведского журналиста и блогера, а саму книжку – как родившуюся из историй, рассказанных в блоге. И это чувствуется. Что, впрочем, не делает книжку менее душевным чтением на пару вечеров. Кстати, экранизация книги претендовала на Оскар - да, самые трогательные фильмы рождаются из не самых сильных текстов :)

7. Халед Хосейни. Бегущий за ветром. Начало - если бы Крапивин жил в Афганистане... А потом - очень восточное по стилю, очень американское по духу.

8. Юлия Кристева. Смерть в Византии. Наглядное опровержение расхожего «Талантливый человек талантлив во всём». Симулякр с элементами Мэри-Сью-изма. Про Византию занятно, впрочем.

Сериалы:
1. Unforgotten (2015, 2017)
2. Тутанхамон (2016)
l_greensleeves: (the autumn light)
Зачем в пятницу вечером нужна водка? Конечно, чтобы нарисовать звездное небо! :)
UPD: Поясняю :) это такая техника: на чуть влажную акварель капается водкой, она как бы "сьедает" краску, оставляя белое пятнышко. Так появляются звезды :)

l_greensleeves: (the autumn light)
1. Читаю реакции кое-кого из соседей по северу на тамошнюю самую-главную-новость (с) и не могу не... :)
"В августе 1762 года в городе Глупове происходило необычное движение по случаю прибытия нового градоначальника, Дементия Варламовича Брудастого. Жители ликовали; еще не видав в глаза вновь назначенного правителя, они уже рассказывали об нем анекдоты и называли его «красавчиком» и «умницей». Поздравляли друг друга с радостью, целовались, проливали слезы, заходили в кабаки, снова выходили из них, и опять заходили. В порыве восторга вспомнились и старинные глуповские вольности. Лучшие граждане собрались перед соборной колокольней и, образовав всенародное вече, потрясали воздух восклицаниями: батюшка-то наш! красавчик-то наш! умница-то наш!
Явились даже опасные мечтатели. Руководимые не столько разумом, сколько движениями благодарного сердца, они утверждали, что при новом градоначальнике процветет торговля, и что, под наблюдением квартальных надзирателей, возникнут науки и искусства..."
Вечно актуальный Салтыков-Щедрин, что тут скажешь.

2. А между тем, в комментариях (сами знаете где :) ) появились всерьёз обидевшиеся на Салтыкова-Щедрина!
Вот какой коммент адресуют они Николаю Евграфовичу (стиль и орфография оригинала бережно сохранены):
"Читала, как Вы умеете людей гадить ...да, на Ваш ядовитый язык, лучше не попадаться. а это природные данные или приобретенные опытом? Только учтите одно - Дементия Варламовича [тут в оригинальном комменте другое имя, конечно :)] мы в обиду не дадим, даже ядовитым змеям! Своим литературным сленгом, Вы заслуживаете глубокого презрения".
Вот так-то, дорогой классик... "Своим литературным сленгом, Вы заслуживаете глубокого презрения".
l_greensleeves: (the autumn light)
"Среди них был некий господин Пекельный — что по-польски означает «из адского пекла». Не знаю, при каких обстоятельствах предки этого милейшего человека получили столь необычную фамилию, но я впервые видел, чтобы фамилия настолько не вязалась с носившим ее человеком. Господин Пекельный был похож на грустную, педантически чистую и озабоченную мышь; у него был до того скромный, неприметный и отсутствующий вид, какой, наверное, бывает у человека, принужденного в силу обстоятельств и вопреки всему оторваться от земли. Это была впечатлительная натура, и уверенность, с которой моя мать пророчествовала, по библейской традиции положив руку мне на голову, глубоко взволновала его.
Он даже пригласил меня к себе и щедро угостил конфетами и рахат-лукумом. Пока я объедался — никогда не знаешь, что будет завтра, — маленький человек сидел передо мной, поглаживая порыжевшую от табака бороденку. И вот наконец последовала трогательная просьба, крик души, таившийся в тихой мышиной груди:
— Когда ты станешь… Он застенчиво огляделся по сторонам, вероятно сознавая свою наивность, но не в силах совладать с собой. — Когда ты станешь… всем тем, о чем говорила твоя мать…
Я внимательно смотрел на него.
— Так вот! Когда ты будешь встречаться с влиятельными и выдающимися людьми, пообещай, что скажешь им… Обещай, что скажешь им: в Вильно, на улице Большая Погулянка, в доме шестнадцать, жил господин Пекельный…
Его умоляющий взгляд встретился с моим.
В конце войны в Англии, куда я прибыл четырьмя годами раньше, чтобы продолжать борьбу, Ее Величество Елизавета, мать ныне здравствующей королевы, производила смотр нашей эскадрильи в Хартфорд-Бридже. Вместе с экипажем я стоял навытяжку у нашего самолета. Королева остановилась прямо передо мной и с обворожительной улыбкой, снискавшей ей заслуженную популярность, спросила, откуда я родом. Я тактично ответил: «Из Ниццы», чтобы не путать Ее Всемилостивейшее Величество. Но вдруг… Это было сильнее меня. Будто наяву, мне представился маленький человек, который волновался и жестикулировал, топал ногой и рвал волосы из своей бороденки, тщась напомнить о себе.
Я попробовал сдержаться, но слова сами собой слетели с языка, и, решившись осуществить безумную мечту человека-мыши, я громко и внятно сказал королеве:
— В Вильно, в доме шестнадцать по улице Большая Погулянка, жил такой господин Пекельный…"

Ромен Гари. Обещание на рассвете.
l_greensleeves: (домашнее)
На этой неделе состоялось очередное заседание Закрытого читательского клуба, на этот раз в замечательной "Почтовой конторе". В качестве пищи духовной - "Бегущий за ветром" Хоссейни. А на коллаже (спасибо за него одной из участниц клуба) кульминация пищи телесной - десерт "Маяковский" в процессе приготовления :)



А в ФБ прочитала очень верное:
"Я думаю, что книги не научат нас любить. Быть смелыми. Честными. Справедливыми. Щедрыми. Но они могут научить нас верить во все это. Не сбиваться с курса и видеть спасительный маяк. И иногда невыносимо что-то читать, потому что хочется кричать: “Нет этого! Что ты врешь! Посмотри на всю эту грязь!” И читаешь страницу за страницей, и чувствуешь, что снова ложишься на правильный курс, и ржавчина перестает разъедать изнутри.
А иногда они как запасной парашют, который не даст тебе удариться о землю, если с основным что-то случится. И ты испугаешься, сломаешь себе что-нибудь, заплачешь, но справишься, и снова поднимешься, опираясь на горбатые книжные корешки".
l_greensleeves: (занятное)
Почитала по ФБ-ссылке страничку одной весьма гуманитарно-интеллигентной дамы. Так получилось, что подряд прочитаны были: комментарии в защиту гомеопатии, а потом – рассказ о том, что дама бросила читать книги, заменив «некогда прекрасный мир чтения» современными сериалами.

Сериалы (особенно британские) я и сама люблю, и гомеопатией тоже баловалась. И, упаси Боже, не собираюсь делать вывод о том, что «любой, кто сомневается в безопасности прививок, – пьёт урину и лечит геморрой огурцами», но... Не удержусь от сравнения. Что общего между гомеопатией и сериалами? Мне кажется, и то, и другое основано на эффекте плацебо. При должной вере и достаточном внутреннем ресурсе можно и гомеопатией излечиться, и в сериале найти отражение новых идей, порождение новой повестки и полный простор для рефлексии. Можно даже (при желании) убедить себя как в нестерпимой тоталитарности аллопатии, так и в том, что сериальное полотно даёт нам бóльшую свободу, чем текст, «заставляя нас непрерывно сопрягать картинки, строить причинно-следственные связи между кадрами. Эти части мозга не тренируются при чтении, которое создает последовательное восприятие».

Вывод мой будет незамысловатым. Эффект плацебо, без сомнения, чудесен. Но во всех серьёзных случаях – к доказательной медицине и большой литературе, пожалуйста.
l_greensleeves: (занятное)
Копирую из моего ФБ :)

*
В городе П. не очень с дорогами, зато все в порядке с внимательными прохожими.
- Девушка, почему у вас такие тонкие ноги? - внезапно обращается ко мне встречная тётенька, сочувственно и строго глядя на мои щиколотки. - Вы, наверно, приезжая? Потому что у нас НА ТАКИХ не ходят!
Увы, другой пары ног - повышенной толщины и проходимости - для славного города П. у меня нет... Так что хожу как попало...

*
В прошлое воскресенье в Национальном музее Карелии стартовал цикл лекций об архитектуре послевоенного Петрозаводска. Я не разделяю скорбь лектора по поводу "драмы 1955 года" - постановления, положившего конец тоталитарной архитектуре, но послушать рассказ специалиста о том, как формировался облик советского города, - от души рекомендую.
P.S. И тут я поясню, почему мне не близок плач по канувшим в Лету "сталинкам". Дело, во-первых, в социальном: те, кто презирает пришедшие им на смену "хрущёвки", похоже, напрочь забыли, что переселялись в эти малогабаритные квартиры не из просторных сталинских хором, доступных, мягко говоря, далеко не многим, а из "шанхаев", бараков и коммуналок.
Во-вторых, сталинский классицизм - это красивость, милая сердцу, но лишённая эстетической ценности, - как фарфоровый накомодный слоник, это "светлое будущее", вдруг заговорившее с нами нафталиново-заскорузлым языком абстрактного "канона", лишённого контекста и смысла.
"В отличие от классического здания, которое должно быть «подобно гармонично сложенному телу», здесь мы видим постоянное гадание, произвольные комбинации элементов. Этот поиск порождал фантастические композиционные сочетания, нагромождение элементов из разных периодов истории: цитаты из античности, римского барокко, флорентийского кватроченто, Палладио и т.д. /.../ И здесь важна позиция наблюдателя, возможность быть не внутри тоталитарной идеологии, а вовне. Пока мы внутри, нам все кажется убедительным и непротиворечивым, но стоит сделать шаг в сторону, как увидишь, насколько гипсовые пионеры и бронзовые красноармейцы смешны своей звериной серьезностью".


*
"Шоколадница" в Пулково нынче больше всего напоминает сцену из "Черного зеркала". Из разговора за соседним столиком:
- Лер, а ты сколько бы звезд поставила нашей поездке?
Лера, после раздумий, очень весомо:
- Пожалуй, четыре. Не больше, да.
О дивный новый мир!
l_greensleeves: (занятное)
Вот тут так чудесно о нём написано:

"Женитьба Бальзаминова" - абсолютно гениальный фильм, чистейший образец не только чистейшей прелести, но и того, как из схематичного и, прямо скажем, некрасивого наброска углем, коим, в сущности, является пьеса, сделать поистине дивное художественное полотно. А ещё – образец какой-то почти непозволительной любви к людям. Они же тут все невообразимо прекрасны в своей суетности, мелочности, нелепости и вот в этой хрупкой, стыдливой, самой себя не осознающей человечности. Этот гротеск, нигде не переходящий в шарж, эта авторская улыбка, в которой куда больше нежности, чем насмешки. И этот город, который хоть и снимался не там, где он есть, но всегда был и будет таким, сколько бы хрустальных дворцов ни понастроили поверх его церквей и огородов. И эта жизнь, знакомая и родная до последней чёрточки, и это мироздание, которое, глядишь, посмеётся-посмеётся над тобой, а потом… ну, может, и не устроит твою судьбу так, как тебе хочется, но хотя бы укроет на ночь лоскутным одеялом и даст спокойно помечтать под дальний звон колоколов. И вдумчивое, радостное любование каждой чёрточкой этого быта, каждой деталью, в которых и вместе, и по отдельности больше правды, чем в ином историко-художественном трактате.
А так – кино про то, как некий обормот искал-искал и нашёл себе богатую невесту. В точности, как у Островского.


А вот один из самых любимых эпизодов - столько смыслов уместить в две с половиной минуты, - мой внутренний историк замирает в восхищении:

l_greensleeves: (книжное)
Герман Гессе как-то заметил, что существует три типа читателей, и «ни один из нас не относится ни к одному из этих типов постоянно, что каждый может относиться сегодня ко второму, завтра – к третьему, а послезавтра вновь к первому типу».
Read more... )
l_greensleeves: (деревья-небо-облака)
В мире современных западных полнометражных мультфильмов с их стандартными пластмассовыми мордочками и компьютерными пейзажами есть волшебное исключение - две ленты Томма Мура. "Тайну Келлс" я смотрела (совершенно заворожённо) несколько лет назад, а вот сегодня посмотрела "Песнь моря". Акварельное прозрачное чудо, тончайшая работа, вызывающая непреодолимый соблазн останавливаться на каждом кадре и разглядывать, затаив дыхание.




Впрочем, музыка тоже волшебная:


Лучший подарок на нынешнее ледяное Рождество :)
l_greensleeves: (домашнее)

Иосиф Бродский об архангельских морозах:
"Когда зимой температура начинает падать - сначала до пятнадцати градусов по Цельсию, потом до двадцати, потом до двадцати пяти - ты еще замечаешь, что мороз крепчает, что становится все холоднее и холоднее. Но температура продолжает падать и дальше, когда ты уже перестаешь замечать ее изменения как качественные, перестаешь на них реагировать. То есть температуре как бы уже и незачем падать. Тем не менее она продолжает падать. Нечто схожее, но с обратным знаком, происходит на экваторе. Там - чудовищная жара, которая все увеличивается, хотя ты это уже больше не воспринимаешь. Но в этой эскалации жары есть хоть какой-то смысл. Поскольку благодаря жаре какие-то дополнительные формы жизни прорезаются на свет. В то время как при холоде этого как раз не происходит. /.../ И у тебя словно появляется предысторическая память - об обледенении, прочих подобных вещах. Но мне это как раз чрезвычайно нравилось, такой вот неприкладной характер природы".

P.S. А для сохранения душевного тепла - Писахова, конечно!

l_greensleeves: (домашнее)
Градусник подбирался к неописуемому исподволь, поэтому в первые три дня нового года успели случиться гости, концерт и внеплановая, но очень душевная тренировка. А сегодняшний мастер-класс по акварельной иллюстрации случился уже не благодаря, а вопреки.

Итак, специи, мандарины и глинтвейн (которые мы рисовали, и не только рисовали :))


под музыку позавчерашнего "Неизвестного композитора":

Каникулы продолжаются! С праздниками:)
l_greensleeves: (домашнее)
Это вебинар был такой у Вероники Калачёвой. Лучшее занятие для сегодняшнего дня. Ну, разве что кроме выпекания имбирного печенья :)

l_greensleeves: (книжное)
Книги:
Read more... )

3. Дэн Симмонс. Пятое сердце. Прочитана в ожидании новой серии "Шерлока":) Холмс, мучающийся вопросом, уж не вымышленный ли он персонаж (!), встречает (совершенно реально существовавшего) американского писателя Генри Джеймса, а потом ещё кучу других (тоже вполне себе реально живших) исторических персонажей. Придумка очень забавная, воплощение более многословно и затянуто, чем могло бы быть.

4. Дж.Р.Р. Толкин. Письма рождественского деда. Читались, как положено, на Рождество. Напомнили казус с игрушечной железной дорогой, которую заботливый отец семейства покупал вроде бы для детишек, а оказалось, что больше для себя самого :)

5. Людмила Петрушевская. Сказки. Тоже рождественское чтение, чуть приторно-засахарившееся, но по праздникам можно.

6. Алексей Гедеонов. Случайному гостю. Внезапно открытая русскоязычным читателем сказочная повесть о подготовке к Рождеству. Читать на голодный желудок (во всяком случае, начало) не рекомендуется :)

7. Кирилл Кобрин. Шерлок Холмс и рождение современности: деньги, девушки, денди викторианской эпохи. Когда умный человек никак не хочет расставаться с хорошей книжкой (пусть и прочитанной в далёком детстве), может получиться очень интересное исследование!

Сериалы:
1. Jack Taylor (2011). Ирландский акцеееент! Ради него и смотрелось :)
2. Paranoid (2016). Весьма добротный британский детектив с хэппи-эндом - уютное зрелище для начала зимы.
3. Elementary, season 5 (2016). Одна серия в неделю, Джоан Ватсон радикально поменяла стиль, мне он нравится больше, чем прежний, в остальном - привычно и потому умиротворяюще.
4. Jonathan Strange and Mr Norrell (2015).
5. The Frankenstein Chronicles (2015).
6. Once Upon a Time, season 6 (2016). Перебрав всю программу внеклассного чтения для младших школьников и мельком пробежавшись по "Занимательной Древней Греции", создатели неотвратимо движутся к "Библиотеке для юношества". Монте-Кристо, капитан Немо и д-р Джекилл с мистером Хайдом уже были. Предвкушаю, как наконец замахнутся на Вильяма нашего Шекспира (с). А сезону к 10, глядишь, и Толстой с Достоевским будут освоены.
7. Young Pope (2016).
8. Sherlock (2017)
9. Midsomer Murders (2017)
10. Father Brown (2017)
11. Death in Paradise (2017)

Рождественские спецвыпуски :)
1. Granchester
2. Maigret's Dead Man
3. The Last Dragonslayer
4. Call the Midwife
5. Father Brown

Пора

Dec. 7th, 2016 01:39 pm
l_greensleeves: (деревья-небо-облака)
начинать подводить итоги года. И пока внутри накапливается и вызревает своё, вот немного - не-своего (по словам, но такого своего, близкого по ощущениям):

"декабрь два года назад был очень тяжёлым. почти как якорь. а сейчас всё намного лучше. это ли не счастье?
время молчать и время говорить
наступает время, когда хочется подводить итоги года, перебирая в памяти то, что случилось, чего не хватало, что было лишним. каждый раз в конце декабря я зажигаю камин, чтобы у огня перебрать и в итоге сжечь все накопленные за год бумаги, распечатки, чеки, письма, тетради, блокноты и прочий священный мусор. можно бы и не перебирать, а у́хнуть всё одним махом, но нет: каждый раз медитативно рассматривать любую мелочь. вот билет на "Лок", этот фильм стал самым главным для меня за год. вот мы сходили в ту пиццерию, помнишь? проговорили там столько времени, а после попали под дождь. и так далее.
всё из рабочих блокнотов уходит в дело, всё из личных - должно остаться только со мной. вещи не важны, самое главное мы храним в памяти. для жизни вполне может хватить аскетичного набора, что поместится в небольшой рюкзак. я пробовала, у меня получалось. 2016 год я хочу сделать вот таким рюкзаком, в котором только самое главное, ничего лишнего. меньше людей вокруг, меньше публичных мероприятий, меньше книг. их всё-таки переизбыток в моей жизни. хотя книги значительно приятнее людей. меньше интернета и соцсетей (как летом, когда я уезжала туда, где почти нет связи), всей этой шелухи, в которой тонешь, из-за которой пропускаешь закаты, не даёшь себе времени остановиться. времени. в этом году у меня совершенно не было времени. /.../ в этом году я часто ощущала себя глупой, часто понимала, что мне не хватает мозгов, часто поступала по-идиотски. много ошибалась. действительно много. ввязывалась в истории. говорила лишнее, когда разумнее молчать. но и это всё тоже помогает отращивать пофигизм и спокойствие, даёт возможность не повторять ошибок. и когда-нибудь перерастёт в дзен. моя мантра сейчас "я сильная, я справлюсь" и в кои-то веки я верю в это. верю в себя. в ту, что совершает глупости, мало спит, много работает и не представляет, как разом сделать "всё хорошо". только постепенно. и первый шаг, привычный шаг, - избавиться от хлама. на столе, в шкафу, в голове. самое важное вернётся фениксом. с этим и будем работать. все огни - огонь"
. (с) bookeanarium
l_greensleeves: (ответственно заявляю)
Есть ещё порох в пороховницах!
Финальное задание: нарисовать свою версию невозможных объектов*.
*Как гласит Википедия, "невозможная фигура — один из видов оптических иллюзий, фигура, кажущаяся на первый взгляд проекцией обычного трёхмерного объекта, при внимательном рассмотрении которой становятся видны противоречивые соединения элементов фигуры. Создаётся иллюзия невозможности существования такой фигуры в трёхмерном пространстве".

Мне захотелось объединить в этом задании все предыдущие - чтоб рисунок напоминал и о фронтальной перспективе, и о том, как мы дружно чертили домики, рисовали опрокинутые кружки и набивали руку на овальной штриховке, и о фигурах в перспективе, и об упрямых лестницах, и, конечно, о незабвенной Точке Схода!
К ним ещё хотелось добавить предновогоднего настроения - всё-таки Новый год на носу, пусть пока ещё только на моём. :) Ну а вездесущие мышки пробрались сами:)

В общем, получилась вот такая Невозможная Ёлка:



... )
l_greensleeves: (рыцарь на белом коне)
Лестницы для меня оказались, пожалуй, самым сложным. Рисовались на чистом упрямстве, просто чтобы дойти до конца марафона. Хотя не уверена, что остались силы для финального конкурсного задания...

l_greensleeves: (the autumn light)
Чем дальше в лес, тем толще, как известно :)
Предпоследнее, девятое задание называлось "В Мегаполисе". Для освоения перспективы с тремя точками схода предлагалось следующее:
1) выполнить практическую часть на любом уровне сложности
2) написать в комментариях, наблюдали ли вы подобные перспективные изменения вертикалей в архитектуре. А в более миниатюрных объектах?

И вот от последней фразы "Остапа понесло"! Потому что в мегаполисах я бывала, знаменитые нью-йоркские небоскребы видела (у меня и справка фото с "крыши мира" имеется, аха), но нарисовать захотелось не их, а именно что "более миниатюрные объекты". Потому что если и говорить о странных изменениях перспективы, то без "Алисы в стране чудес" никак не обойтись!
Вы ведь помните, да? -
про гусеницу )

Так вот, как говорится, по мотивам:
l_greensleeves: (занятное)
Я начинаю отставать:( Но стараюсь держаться. И вот - задание 8: "опрокинутые тела вращения и арки"
Что может объединить опрокиную кружку и полукруглую арку в одном рисунке? Мыши, и только они :)

Profile

l_greensleeves: (Default)
l_greensleeves

March 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 06:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios