l_greensleeves: (деревья-небо-облака)
Большие, в Твиттер не влезают, поэтому тут.

1. "Дорогие Небеса. В этом году я была хорошей девочкой... Пожалуйста, подарите мне за это дальнюю-дальнюю дорогу куда-нибудь, а ещё лучше - много-много дальних дорог. Даже не потому, дорогие Небеса, что в дороге лучше всего думается, - хотя да, думается в ней отменно, а уж как читается, а знали бы вы, дорогие Небеса, как пишется (чтобы не бояться и не думать о страхе) в этих ваших самолётах! А вот ради самого процесса, ради восполнения нехватки вещества дороги в организме. Человек очень скудеет без этого вещества, как вам, о далёкие и высокие, может быть, и неизвестно.
Я понимаю, дорогие Небеса, что всё самое существенное и глубокое происходит с человеком независимо от перемещения в пространстве и вообще, скорее всего, именно тогда, когда с ним внешне ничего не происходит (чтобы не отвлекало). Вы знаете, что я-то уж это знаю очень хорошо. Но ведь человеку (как вы, может быть, и не знаете) нужно не только существенное и глубокое, но и случайное, внешнее, поверхностное, яркая мишура бытия, разбазаривание времени, суета и фигня,- оно нужно человеку, как воздух.
Подарите мне, пожалуйста, дорогие Небеса, скажем, на грядущее Рождество как можно больше случайного, внешнего, мишуры, суеты и фигни" ([livejournal.com profile] yettergjart)

2. "Не знаю, что для вас взросление. Для меня взросление – это когда перестаёшь идеализировать. Не в смысле «утрачиваешь идеалы». Утрата идеалов – это не взросление. Это смерть, то есть конец осмысленной жизни, начало тупого звериного доживания. Превращение в интернет-тролля. Я хотел сказать другое: с возрастом надо как-то разучиться видеть в людях сверхчеловеков, разучиться вычитывать в книгах абсолютную истину, разучиться называть какую-нибудь эпоху золотым веком и выдумывать себе всякие дурацкие высшие ценности, ради которых можно убивать и мучить. Все люди – просто люди. Все книги написаны просто людьми, все страны состоят из просто людей, все высшее ценности сводятся к просто людям. И к другим живым существам, способным страдать." (Константин Зарубин, весь пост: https://www.facebook.com/kostia.sm/posts/1194164373996686)
l_greensleeves: (the autumn light)
Read more... )

P.S. И да, на изо-марафон меня почти не оставалось, но на то он и марафон, чтоб бежать из последних сил. В итоге полчаса назад появилась вот такая скрюченная комнатка - ну совершенно по Хармсу... но я рассудила, что скрюченная лучше, чем никакая.
И да - линии, идущие к точке схода, теперь окружают меня повсюду, наверно, развидеть их я уже не смогу никогда ^__^

l_greensleeves: (домашнее)
Задание на угловую перспективу оказалось сложнее. Без точек схода и линейки - как в открытом море без спасательного круга :)

06_задание.JPG
l_greensleeves: (the autumn light)
Детский сад, конечно, - и по результату, но и по совершенно чистому восторгу от процесса!

Задание 4: человеческая фигура в перспективе.
Долго искала фотографию Лихтенштейна (мне понравилось предложение врисовать силуэты в тот пейзаж, где хотелось бы побывать). Поскольку снимок темноват, фигурки пришлось рисовать белым, так что сию картину вполне концептуально можно назвать "Призраки русских туристов на улицах Вадуца" ^__^


Задание 5: фигуры вращения в перспективе.
Снова двойное задание: 1) тренировать руку, округлыми завихрениями рисуя разные фигуры. Вместо предлагаемых мрачных и жутковатых летающих тарелок нарисовались ёлочные игрушки (потому что уже очень хочется зимы и праздников); 2) странный натюрморт, на примере которого можно убедиться, что логичное построение (=благое намерение) и визуальное впечатление (=результат) могут весьма отличаться друг от друга :))
l_greensleeves: (the autumn light)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] polina_polinka в в перину, в кокон, в объятия, в пледы
Пусть нависают свинцовые небеса – придавливают, как бабушкино ватное одеяло. И низкие облака пусть плывут – отгораживают от суеты, в них — как в перину, в кокон, в объятия, в пледы. В компостную яму. В берлогу. Зарыться и замереть. Не включать свет, подумать о вечном, вздремнуть, проснуться совсем под вечер. И смотреть странные сериалы. И братьев Коэнов. Когда-то же надо начать.

Осенние влажные дни убывают, тихо, как вода в стакане, медленно испаряются, впитываются в стены, оставляют мокрые пятна, как мыльные пузыри. И с самого утра начинаются сумерки, а значит, ничего обязательного. И так на ближайшие полгода. Пока не рассветет.

Осень, когда она серого цвета, это как свобода, как жизнь за тем, когда подведена черта; как чистый лист, на котором всё можно нарисовать по-своему. Но это потом, потом, завтра, всё завтра или весной…

...В нашу прозу с ее безобразьем
С ноября забредает зима
Небеса опускаются наземь
Точно занавеса бахрома
(Борис Пастернак)

l_greensleeves: (занятное)
По-прежнему по линеечке - шахматная доска, ряд фонарей и тянущийся вперёд-к людям (так уж вышло, несмотря на все линеечки) домик как-бы-из-Чехии (или как-бы-из-Австрии, видела нечто подобное и там, и там).

l_greensleeves: (деревья-небо-облака)
Ноябрь у нас в этом году – почти бесснежный, и оттого ещё более мрачный – именно такой, каким его описал Генис:
«Ноябрь – звёздный час тоски. Он хорош уже тем, что хуже не будет: стоит его пережить, как станет легче.
Такой ноябрь можно найти на картинах /.../ Эндрю Уайета. Он писал мир бурым и жухлым. Люди у него не улыбаются, а вещи не бывают ни новыми, ни интересными, ни полными: если ведро, то пустое, если дом, то покосился, если поле, то бесплодное. На его картинах всегда царит безнадежный ноябрь. Снега еще нет, листьев уже нет, лето забылось, весна под сомнением. Завязнув в грязи, природа не мельтешит, выглядит серьезной, вечной.
Уподобляясь ей, художник сторожит не мгновенное, как импрессионисты, а неизменное, как богословы. Идя за ними, он изображает порог, отмечающий границу постижимого. Дойдя до нее, художник заглядывает в нечто, не имеющее названия, но позволяющее собой пропитаться. Как ведьма порчу, Уайет наводил на зрителя ностальгию. Вещи становятся твоими, люди – близкими, пейзаж – домом, даже если он – коровник.
Глядя на него – слепящая белизна стен, приглушенный блеск жести, неуверенный снег на холме, – я не могу отделаться от чувства, что уже это видел в другой, но тоже своей жизни. Вырвав намозоленный его глазом фрагмент и придав ему высший статус интенсивности, художник внедрил мне ложную память.
Кто же не знает, как это бывает?! Слова, жест, оттенок, лоскут или аромат приобретают над нами пугающую, если вдуматься, власть и необъяснимое, если забыть о Фрейде, значение. Не символ, не аллегория, а та часть реальности, что служит катализатором неуправляемой реакции. Сдвигая внешнее во внутреннее, она превращает материальное в пережитое.
Не умея описать трансмутацию словами, критики привычно называют реализм Уайета магическим. Но его коровы не летают, как у Шагала, а смирно пасутся на видном из окна холме. Фантастика не в остранении, а в материализации.
Подобное я видел только в "Солярисе" Тарковского. В фильме разумный Океан вынимает из подсознания героев не только людей, но натюрморты и пейзажи. Поскольку мы для Океана прозрачны, он не умеет отличить сознание от подсознания и материализует самые яркие – радиоактивные – сгустки скопившегося в душе опыта. В ноябре, когда ничего от себя не отвлекает, они виднее»
.
В ноябре ничего от себя не отвлекает, да.
l_greensleeves: (домашнее)
Позавчера, примученная составлением очередной методической бумажки, открыла книжку Мариши Пессл - нынешнее моё "внеклассное чтение" - аккурат на цитате:
Нет ничего более захватывающего, чем хорошо продуманная учебная программа.

^__^
l_greensleeves: (занятное)
"На перспективу", первое рисовальное задание, как-бы-Валенсия :)

l_greensleeves: (домашнее)
Первое задание - самое лёгкое: просто сфотографировать объект с разной линией горизонта.
Вот:
l_greensleeves: (the autumn light)
Сегодня – 110 лет со дня рождения Д.Д. Шостаковича, который любопытным (хотя и печальным) образом был связан с Архангельском. Именно в Архангельске Шостакович встретил роковой день, который «как отмечал впоследствии он сам, был самым памятным в его жизни. Эту дату он отмечал ежегодно, до самой смерти» - дату выхода в «Правде» разгромной статьи «Сумбур вместо музыки».

Это событие занимает одно из центральных мест и в посвященном Шостаковичу романе Джулиана Барнса «Шум времени», недавно переведённом на русский: «... началось всё, если быть точным, 28 января 1936 года в Архангельске. Его пригласили сыграть свой первый фортепианный концерт с местным оркестром под управлением Виктора Кубацкого, с которым они уже исполняли новую сонату для виолончели. Отыграли хорошо. Утром он пошёл на железнодорожную станцию купить свежий номер «Правды»...»

И вот тут я впадаю в провинциально-краеведческое недоумение. Мог ли Шостакович отправиться утром на станцию за газетой, если железная дорога в то время заканчивалась на противоположном берегу Северной Двины? Вокзал в самом городе появился только после открытия в 1965 году железнодорожного моста. Конечно, рассуждая гипотетически можно было отправиться на станцию по ледовой переправе через реку... но в мороз, утром, за газетой? Недоумеваю...

P.S. Барнса при всё при том я люблю очень и роман горячо рекомендую, вот :)

P.P.S. А с музыкой Шостаковича у меня связаны лучшие детские воспоминания, пластинка с «Танцами кукол» была самой любимой... Но тут будут не они, а тот-самый-вальс.
С днём рождения, Дмитрий Дмитриевич!

l_greensleeves: (the autumn light)
"Если можно было бы создать музей запахов социализма, это значительно быстрее излечило бы старшее поколение от ностальгии, нежели любые визуальные образы. Проблема в том, что от Советского союза осталось мало неофициальных зрительных образов. Все, что мы видим, — это советские фильмы, хорошо цензурированное прошлое, которое не сходит с экранов. Люди сначала вспоминают свою молодость, а потом воспринимают как реальность, что жили бедно, зато все были чудесные и духовные. То, что исчезло и плохо воспроизводимо, — так это система советских запахов, смердящее бедностью и безысходностью советское пространство. Достаточно человеку старшего поколения дать понюхать, как пахла советская столовая, половину ностальгии как рукой бы сняло". (Ирина Прохорова)

Помню, как 1 сентября меня-первокурсницу до слёз потряс запах институтской столовки - она пахла именно что безысходным убожеством.

Но, кстати, заповедник советских запахов существует - это наш плацкартный вагон.
l_greensleeves: (the autumn light)
Всё-таки современная академическая музыка удивительно требовательна и к автору, и к исполнителям. Классику (которая классика-классика) ещё могут спасти ремесленнические навыки композитора и музыкантов. А вот «новая музыка», лишённая привычной гармонии и успокаивающей ухо мелодичности, беспощадно требует смысла, какой-то особенно напряжённой искренности. В противном случае получается мучительно-механический долбёж, бессмысленный и беспощадный.
В общем, первое отделение было намного лучше, чем второе. Атональность атональности рознь :)
l_greensleeves: (ответственно заявляю)
Любой праздник, как известно, – это концентрированное сочетание пищи телесной и пищи духовной, количество и качество которых обычно в большей мере задаётся разнообразными – и совсем заскорузлыми, и новомодными – «так принято», чем личными предпочтениями празднующих. ДР, конечно, не исключение. Но радостно понимать, что со временем пределы этого самого "так принято" становятся для тебя всё более прозрачными и призрачными.
Поэтому да здравствуют доооолгий, неспешный и нешумный обед в самом узком кругу в хорошем ресторане в тот час, когда детские праздники давно отшумели, а взрослые юбилеи и не думали начинаться, и вечерний симфонический концерт, в программу которого не удалось прокрасться ни одному рингтону!
И да, я ужасная зануда – мне по гороскопу положено!(с)
^__^
l_greensleeves: (книжное)
1. Евгений Водолазкин. Авиатор. 5/10. Рецепт успеха: взять главного героя «Цветов для Элджернона», поместить его в декорации «русской смуты» (смешать Солженицына, Деникина, Бунина плюс пару подобных ингредиентов), добавить ностальгических ноток (взбить толстовское "Детство Никиты" с купринскими "Юнкерами", замаскировать привкус Улицкой и Макина) – и вуаля! А если серьёзно - не думаю, что после Шаламова (и в условиях, когда его «Колымские рассказы», прямо скажем, почти забыты) кто-то не переживший подобное имеет моральное право писать худ.текст о ГУЛАГе.
UPD: "Соловки Прилепина — сплошная грязь, но наиболее отвратительны в них два народа — евреи и чеченцы — откуда это взялось? Не из мемуаров точно — в мемуарах сидельцев о том ни слова. Блатная романтика, прорывающаяся во всех текстах Прилепина, плюс не вытравленные рецидивы чеченской войны, мешающие спать? Разбираться в этой грязи неохота, но триллер с мастерски придуманным, и мастерски написанным причащением водой на Секирке, любовь-морковь на фоне чумы — типичный пример построения разудалой облегченной версии истории, никак не соответствующей тому, что сохранено в памяти и документах. Роман, скажете вы, как хочу, так и пишу, или, чем дышу... Именно, автор дышит перегаром, но никак не историей своей страны.
Роман Водолазкина иной — он писан интеллигентно, мягко, приглушенно — зачем следовало помещать героя на Соловки? А куда ж еще, в это-то время? Только от Соловков — ничего. Память стерта адским льдом... Зато главный историософский вывод — история прошлого проходит через человека, индивида, что запомнил — о том и расскажу, прямо скажем не нова и не особо глубока. Вот и появляются перед нашими глазами открытки периода первой мировой, не в Пушкинском ли доме взяты они с полки? Нечто не главное, неважное, детали, не факты — то, что и фиксирует обыватель. Правда? Похоже на правду, только к чему, о чем роман? По моим прикидкам — ни о чем. Но можно объяснить и по-другому — это ж и есть повседневность истории, это — тренд!.. Так, да не так. Марк Блок в повседневных мелочах стремился найти общее, искал мясо истории, у Водолазкина получилась вода, протекла сквозь пальцы, и ничего не осталось. Но, понимаю, «Авиатор» написан вслед за «Обителью», как бы спорит с ней, но только как бы. Я так думаю"  (Петр Алешковский)


2. Барбара Шер. Лучше поздно, чем никогда. 6/10.

3. Андрей Левкин. Вена: Операционная система. 5/10

4. Сьюзен Элдеркин, Элла Берту. Книга как лекарство. 2/10

5. Julian Barnes. The Noise of Time. 7/10
И, выходит, в конце концов, они одержали над ним верх. Вместо того, чтоб убить его, они оставили его в живых, и оставив его в живых, они его убили. Вот она, заключительная, несокрушимая ирония его жизни — оставив его в живых, они его убили.

6. Gretchen Rubin. Better Than Before: Mastering the Habits of Our Everyday Lives. 6/10

7. Роман Арбитман. Антипутеводитель по современной литературе. 99 книг, которые не надо читать. 6/10

8. Роберт Гэлбрейт. На службе зла. 6/10

9. Леонид Соловьев. Очарованный странник. 9/10

11. Сергей Беляков. Тень Мазепы: Украинская нация в эпоху Гоголя. 7/10 Русский человек оставался русским тем дольше, чем дальше от России он жил.

12. Дарья Варламова, Антон Зайниев. С ума сойти! Путеводитель по психическим расстройствам для жителя большого города. 9/10

13. Барбара Шер. Отказываюсь выбирать! 8/10

14. Эрик Кляйненберг. Жизнь соло: новая социальная реальность. 6/10

15. Ив Бонфуа. Два эссе о Шекспире. 7/10






1. The Englishman Who Went Up a Hill, But Came Down a Mountain (1995) 9/10
2. Eddie the Eagle (2016) 8/10
3. The Jungle Book (2016) 6/10
4. Finding Dori (2016) 5/10
5. Zootopia (2016) 8/10
6. The Audience (2013) - Theatre HD 10/10
7. Последние дни Иммануила Канта/Les derniers jours d'Emmanuel Kant (1994) 7/10
8. My Family and Other Animals (ВВС, 2005) 7/10
9. Miss Pettigrew Lives for a Day (2007) 8/10
10. The Man Who Knew Infinity (2015) 8/10

Сериалы:
1. Once Upon a Time (2016) 5й сезон 8/10
2. New Blood (2016) 1й сезон 4/10
3. River (2015) 9/10
4. The Darrells (2015) 4/10
5. Wallander (2016) 7/10
7. Upstart Crow (2016) 6/10
8. London Spy (2015) 4/10
9. Wire in the Blood (2002-2008) 5/10
l_greensleeves: (the autumn light)

Котик не собственноручный, естественно, а готовый кусок гобелена. С него всё и заверте... :)
l_greensleeves: (слушай умных людей)
Наша ложь гораздо больше говорит о нас, чем самая правдивая правда. Когда говоришь о себе правду — правда, это то, что с тобой действительно случилось: это твой отрезок мировой истории. И ведь не имеешь, не имела над ним никакого контроля, не ты выбрала место своего рождения, не ты выбрала себе родителей, не могла повлиять на то, как тебя воспитают, не выбирала своей жизни; ситуаций, в которых ты бывала — не были творениями твоего воображения; люди, с которыми пришлось иметь дело, не были тобою придуманы, и ты не давала разрешения на мгновения счастья или несчастья, которые стали твоим уделом. Большая часть из того, что с нами происходит, это дело случая. А вот ложь полностью родится от тебя, над ложью ты обладаешь полнейшим контролем, она родилась из тебя, тобою кормится и рассказывает только о тебе. Так в чем ты открываешься сильнее: в правде или во лжи? (с) Яцек Дукай, "Лед".
l_greensleeves: (деревья-небо-облака)
...Обдумываю впечатления от отпускной августовской поездки. Занятно просматривать фотографии, как бы сверяя внутренний образ с тем, что увидела камера телефона.
Фотографий меньше, чем в прошлом году, - я поймала себя на ощущении, что фотодевайс воспринимался в этот раз как-то по-другому – не как средство усвоения/присвоения окружающего пространства, а скорее как искусственная преграда между ним и мной – досадная помеха, от которой хотелось избавиться, чтобы впитывать то, что технике передать и сохранить пока не под силу.
l_greensleeves: (победить Бармаглота)
Завтракая сегодня под советские телемультики (это у меня субботне-воскресная традиция), внезапно поняла, почему в детстве я так не любила чеховскую "Каштанку".
Потому что на самом деле это не умильный рассказ про подлинную верность, а жутковатая в своей безысходности история о "стокгольмском синдроме".

Profile

l_greensleeves: (Default)
l_greensleeves

March 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 06:42 am
Powered by Dreamwidth Studios