l_greensleeves: (the autumn light)
-еселое пламя, шипенье полен, Надежные, крепкие рамы. Темнея от времени, смотрят со стен Какие-то гордые дамы. В поблекших, тугих и тяжелых шелках, В улыбке лица воскового И в этих надменных седых париках Есть нежность, уже обращенная в прах, Забытая нежность былого. Но весело, ярко пылает камин, А чайник поет и клокочет, Клокочет, как будто он в доме один, И делает все, что захочет. А черный, огромный и бархатный кот, С пленительным именем Томми, Считает, что именно он — это тот, Кто главным является в доме. И думает, щурясь от блеска огня На ярко начищенной меди: Хотел бы я видеть, как вместо меня Тебя бы погладила леди! И Томми, пожалуй, действительно прав: Недаром же чайник имеет Такой сумасшедший и бешеный нрав, Что леди и думать не смеет Своею божественно дивной рукой Коснуться до крышки горячей… И, явно утешенный мыслью такой Опять погружается Томми в покой, Глубокий, ленивый, кошачий. За окнами стужи, туманы, снега, А здесь, как на старой гравюре — Хрусталь, и цветы, и оленьи рога, И важные кресла, и блеск очага, И лампы огонь в абажуре. Я знаю, и это, и это пройдет, Развеется в мире безбрежном: И чайник кипящий, и медленный кот, И женщина с профилем нежным. И в том, что считается счастьем земным, Убавится чьим-то дыханием. И самая память исчезнет, как дым, И только холодным, надменным, седым Останется в раме блистанием. Но все же, покуда мы в мире пройдем, Свой плащ беззаботно накинув, Пускай у нас будет наш маленький дом И доброе пламя каминов. Пусть глупую песенку чайник поет, И паром клубится: встречай-ка! И встретит нас Томми, пленительный кот, И наша и Томми хозяйка.
l_greensleeves: (the autumn light)
Сегодня тут нечто вроде национального праздника: 200 лет со дня рождения И.Л. Рунеберга. Только не говорите нам, что вы ничего не слышали об этом великом суомском поэте! =)) Потому что мы тоже его не знаем.
Слазав из любопытства в Интернет, поняла из полученной информации (она была частью на финском, частью на шведском, поскольку сей муж творил финскую классику по-шведски
J), что это был такой их финский Пушкин, в смысле, что для финнов он – «ихнее» все, и даже автор слов к финскому гимну, а за границей о нем практически никто не знает, поелику адекватно непереводим.
Я даже почитала его стихи на шведском, придя к выводу, что мои впечатления можно выразить глубокомысленной сократической формулой: «Все, что я понял, прекрасно; из этого я заключаю, что остальное, чего я не понял, тоже прекрасно».
В общем, тут все в национальных флагах, день, правда, рабочий... Но финские обыватели юбилей Рунеберга помнят и отмечают – не тем, что в этот день зачитываются его поэзией, а тем, что ... активно поедают пирожные его имени. По преданию, рецепт пирожных принадлежит жене поэта Фредерике, но называются они «рунебергами».
Так что сегодня после работы мы с Лаурой тоже идем в кафе, пробовать «рунеберги» и чтить тем самым рунебергову память. Ибо – да здравствуют Пушкины всего мира!

 

Profile

l_greensleeves: (Default)
l_greensleeves

March 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 06:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios