l_greensleeves: (книжное)
1. Леонид Юзефович. Зимняя дорога. Наверно, только так и нужно/возможно писать сейчас о Гражданской войне – с обеих сторон, никого заранее не осуждая, без надрыва, но с глубоким внутренним сочувствием. Все похвалы и премии – абсолютно заслуженны. «Эти переименования и переодевания – не верноподданнический спектакль, поставленный в горящем театре свихнувшимся режиссером, как изображали дело по ту сторону фронта, скорее – нечто вроде надеваемой перед смертью чистой рубахи. Комический эффект возникал от того, что приходилось надевать ее на грязное тело и делать вид, будто к ней не пристает никакая скверна».

2. Майкл Харрис. Со всеми и ни с кем: книга о нас – последнем поколении, которое помнит жизнь до интернета. Ворчливые сожаления о «старом добром времени». Большинство высказанных Интернету претензий – в духе вечных обид на плоды технического прогресса. «Большую часть жизни мы тратим на перемалывание электронного вздора, уставившись в светящийся экран». А до этого всемирным злом был телевизор, а до этого – радио и кинематограф, а до этого – книгопечатание, а до этого – письменность. Ну и кто сам себе злобный Буратино?

3. Майк Викинг. Hygge. Секрет датского счастья. Очередная поп-версия «исследований датского счастья», сводящая его к простой формуле трёх С – свечи, свитер, сладости.

4. Галина Юзефович. Удивительные приключения рыбы-лоцмана: 150 000 слов о литературе. Сборник рецензий, который стоило прочитать хотя бы ради введения, определяющей место современного литературного критика: «Этот ход рассуждений возвращает нас к вопросу, с которого мы начали: зачем же вообще нужен критик, если его суждение всегда личностно и пристрастно, а никаких объективных критериев оценки не существует? Для себя я придумала на этот вопрос ответ, оправдывающий, как мне кажется, мое профессиональное существование и придающий смысл всему тому, что я делаю. Я думаю, что критик – это совокупность читательского опыта и персонального вкуса. Иными словами, самое ценное и полезное свойство критика – это известная консистентность и постоянство, способность, подобно камертону, на протяжении многих лет воспроизводить одну и ту же ноту, позволяя читателям отстроиться от нее и сформировать на ее основе собственный круг читательских предпочтений. Это значит, что критик, во-первых, должен попросту быть (читать, писать – коротко говоря, присутствовать в медийном пространстве), а во-вторых, избегать резких движений души и стремительных перепадов настроения».

5. Жозе Сарамаго. История осады Лиссабона. «Всё, что не жизнь, то литература. История тоже. Только не обижайтесь». Текст, читающийся ради самого текста. Определять нечто некулинарное как «вкусно» нынче моветон, но это – именно таким образом сплетённые слова. Завязка сюжета, впрочем, тоже очень неплоха: что будет, если со скуки вставить в редактируемую историческую монографию одну маленькую частицу «не» - в самом решающем месте? «Раймундо Силва пошел на кухню готовить себе кофе с молоком и тосты с маслом. Тосты для этого человека, так свято придерживающегося принципов и норм, – это едва ли не разнузданно-порочное, но истинное проявление нетерпимого гурманства, которое сочетает в себе множество ощущений, как тактильных, так и зрительных, обонятельных и вкусовых, ощущений, начинающихся с блеска хромированного аппарата, с шелеста лезвия, нарезающего ломтики, с запаха поджаренного хлеба, с тающего масла – и завершающихся совокупным невыразимым наслаждением рта, нёба, языка, зубов, к которым приникает румяно-поджаристая хрустящая мякоть, снова одаривающая ароматом, но на этот раз – уже исходящим из ее нутра, и, наверно, живым на небо взят был тот, кто изобрел такой изыск. Раймундо Силва однажды произнес последние слова вслух, в тот миг, когда ему показалось, что в самую кровь проникло ему совершенное творение огня и хлеба, от которого, кстати, он мог бы отказаться без малейшего неудовольствия, не говоря уж о масле, вообще совершенно излишнем, хотя полным глупцом надо быть, чтобы отвергнуть то дополнительное, что, будучи добавлено к основному, удваивает его аппетитность и вкус, и именно так обстоит дело с маслом, намазанным на поджаренный хлеб, и так же обстояло бы дело, например, с любовью, если бы корректор был шире осведомлен в этой области».

6. Фредрик Бакман. Вторая жизнь Уве.
Очередной первооткрыватель того, что внешность бывает обманчива. Издатели определяют его как популярного шведского журналиста и блогера, а саму книжку – как родившуюся из историй, рассказанных в блоге. И это чувствуется. Что, впрочем, не делает книжку менее душевным чтением на пару вечеров. Кстати, экранизация книги претендовала на Оскар - да, самые трогательные фильмы рождаются из не самых сильных текстов :)

7. Халед Хосейни. Бегущий за ветром. Начало - если бы Крапивин жил в Афганистане... А потом - очень восточное по стилю, очень американское по духу.

8. Юлия Кристева. Смерть в Византии. Наглядное опровержение расхожего «Талантливый человек талантлив во всём». Симулякр с элементами Мэри-Сью-изма. Про Византию занятно, впрочем.

Сериалы:
1. Unforgotten (2015, 2017)
2. Тутанхамон (2016)
l_greensleeves: (занятное)
Вот тут так чудесно о нём написано:

"Женитьба Бальзаминова" - абсолютно гениальный фильм, чистейший образец не только чистейшей прелести, но и того, как из схематичного и, прямо скажем, некрасивого наброска углем, коим, в сущности, является пьеса, сделать поистине дивное художественное полотно. А ещё – образец какой-то почти непозволительной любви к людям. Они же тут все невообразимо прекрасны в своей суетности, мелочности, нелепости и вот в этой хрупкой, стыдливой, самой себя не осознающей человечности. Этот гротеск, нигде не переходящий в шарж, эта авторская улыбка, в которой куда больше нежности, чем насмешки. И этот город, который хоть и снимался не там, где он есть, но всегда был и будет таким, сколько бы хрустальных дворцов ни понастроили поверх его церквей и огородов. И эта жизнь, знакомая и родная до последней чёрточки, и это мироздание, которое, глядишь, посмеётся-посмеётся над тобой, а потом… ну, может, и не устроит твою судьбу так, как тебе хочется, но хотя бы укроет на ночь лоскутным одеялом и даст спокойно помечтать под дальний звон колоколов. И вдумчивое, радостное любование каждой чёрточкой этого быта, каждой деталью, в которых и вместе, и по отдельности больше правды, чем в ином историко-художественном трактате.
А так – кино про то, как некий обормот искал-искал и нашёл себе богатую невесту. В точности, как у Островского.


А вот один из самых любимых эпизодов - столько смыслов уместить в две с половиной минуты, - мой внутренний историк замирает в восхищении:

l_greensleeves: (деревья-небо-облака)
В мире современных западных полнометражных мультфильмов с их стандартными пластмассовыми мордочками и компьютерными пейзажами есть волшебное исключение - две ленты Томма Мура. "Тайну Келлс" я смотрела (совершенно заворожённо) несколько лет назад, а вот сегодня посмотрела "Песнь моря". Акварельное прозрачное чудо, тончайшая работа, вызывающая непреодолимый соблазн останавливаться на каждом кадре и разглядывать, затаив дыхание.




Впрочем, музыка тоже волшебная:


Лучший подарок на нынешнее ледяное Рождество :)
l_greensleeves: (книжное)
Книги:
Read more... )

3. Дэн Симмонс. Пятое сердце. Прочитана в ожидании новой серии "Шерлока":) Холмс, мучающийся вопросом, уж не вымышленный ли он персонаж (!), встречает (совершенно реально существовавшего) американского писателя Генри Джеймса, а потом ещё кучу других (тоже вполне себе реально живших) исторических персонажей. Придумка очень забавная, воплощение более многословно и затянуто, чем могло бы быть.

4. Дж.Р.Р. Толкин. Письма рождественского деда. Читались, как положено, на Рождество. Напомнили казус с игрушечной железной дорогой, которую заботливый отец семейства покупал вроде бы для детишек, а оказалось, что больше для себя самого :)

5. Людмила Петрушевская. Сказки. Тоже рождественское чтение, чуть приторно-засахарившееся, но по праздникам можно.

6. Алексей Гедеонов. Случайному гостю. Внезапно открытая русскоязычным читателем сказочная повесть о подготовке к Рождеству. Читать на голодный желудок (во всяком случае, начало) не рекомендуется :)

7. Кирилл Кобрин. Шерлок Холмс и рождение современности: деньги, девушки, денди викторианской эпохи. Когда умный человек никак не хочет расставаться с хорошей книжкой (пусть и прочитанной в далёком детстве), может получиться очень интересное исследование!

Сериалы:
1. Jack Taylor (2011). Ирландский акцеееент! Ради него и смотрелось :)
2. Paranoid (2016). Весьма добротный британский детектив с хэппи-эндом - уютное зрелище для начала зимы.
3. Elementary, season 5 (2016). Одна серия в неделю, Джоан Ватсон радикально поменяла стиль, мне он нравится больше, чем прежний, в остальном - привычно и потому умиротворяюще.
4. Jonathan Strange and Mr Norrell (2015).
5. The Frankenstein Chronicles (2015).
6. Once Upon a Time, season 6 (2016). Перебрав всю программу внеклассного чтения для младших школьников и мельком пробежавшись по "Занимательной Древней Греции", создатели неотвратимо движутся к "Библиотеке для юношества". Монте-Кристо, капитан Немо и д-р Джекилл с мистером Хайдом уже были. Предвкушаю, как наконец замахнутся на Вильяма нашего Шекспира (с). А сезону к 10, глядишь, и Толстой с Достоевским будут освоены.
7. Young Pope (2016).
8. Sherlock (2017)
9. Midsomer Murders (2017)
10. Father Brown (2017)
11. Death in Paradise (2017)

Рождественские спецвыпуски :)
1. Granchester
2. Maigret's Dead Man
3. The Last Dragonslayer
4. Call the Midwife
5. Father Brown
l_greensleeves: (книжное)
1. Евгений Водолазкин. Авиатор. 5/10. Рецепт успеха: взять главного героя «Цветов для Элджернона», поместить его в декорации «русской смуты» (смешать Солженицына, Деникина, Бунина плюс пару подобных ингредиентов), добавить ностальгических ноток (взбить толстовское "Детство Никиты" с купринскими "Юнкерами", замаскировать привкус Улицкой и Макина) – и вуаля! А если серьёзно - не думаю, что после Шаламова (и в условиях, когда его «Колымские рассказы», прямо скажем, почти забыты) кто-то не переживший подобное имеет моральное право писать худ.текст о ГУЛАГе.
UPD: "Соловки Прилепина — сплошная грязь, но наиболее отвратительны в них два народа — евреи и чеченцы — откуда это взялось? Не из мемуаров точно — в мемуарах сидельцев о том ни слова. Блатная романтика, прорывающаяся во всех текстах Прилепина, плюс не вытравленные рецидивы чеченской войны, мешающие спать? Разбираться в этой грязи неохота, но триллер с мастерски придуманным, и мастерски написанным причащением водой на Секирке, любовь-морковь на фоне чумы — типичный пример построения разудалой облегченной версии истории, никак не соответствующей тому, что сохранено в памяти и документах. Роман, скажете вы, как хочу, так и пишу, или, чем дышу... Именно, автор дышит перегаром, но никак не историей своей страны.
Роман Водолазкина иной — он писан интеллигентно, мягко, приглушенно — зачем следовало помещать героя на Соловки? А куда ж еще, в это-то время? Только от Соловков — ничего. Память стерта адским льдом... Зато главный историософский вывод — история прошлого проходит через человека, индивида, что запомнил — о том и расскажу, прямо скажем не нова и не особо глубока. Вот и появляются перед нашими глазами открытки периода первой мировой, не в Пушкинском ли доме взяты они с полки? Нечто не главное, неважное, детали, не факты — то, что и фиксирует обыватель. Правда? Похоже на правду, только к чему, о чем роман? По моим прикидкам — ни о чем. Но можно объяснить и по-другому — это ж и есть повседневность истории, это — тренд!.. Так, да не так. Марк Блок в повседневных мелочах стремился найти общее, искал мясо истории, у Водолазкина получилась вода, протекла сквозь пальцы, и ничего не осталось. Но, понимаю, «Авиатор» написан вслед за «Обителью», как бы спорит с ней, но только как бы. Я так думаю"  (Петр Алешковский)


2. Барбара Шер. Лучше поздно, чем никогда. 6/10.

3. Андрей Левкин. Вена: Операционная система. 5/10

4. Сьюзен Элдеркин, Элла Берту. Книга как лекарство. 2/10

5. Julian Barnes. The Noise of Time. 7/10
И, выходит, в конце концов, они одержали над ним верх. Вместо того, чтоб убить его, они оставили его в живых, и оставив его в живых, они его убили. Вот она, заключительная, несокрушимая ирония его жизни — оставив его в живых, они его убили.

6. Gretchen Rubin. Better Than Before: Mastering the Habits of Our Everyday Lives. 6/10

7. Роман Арбитман. Антипутеводитель по современной литературе. 99 книг, которые не надо читать. 6/10

8. Роберт Гэлбрейт. На службе зла. 6/10

9. Леонид Соловьев. Очарованный странник. 9/10

11. Сергей Беляков. Тень Мазепы: Украинская нация в эпоху Гоголя. 7/10 Русский человек оставался русским тем дольше, чем дальше от России он жил.

12. Дарья Варламова, Антон Зайниев. С ума сойти! Путеводитель по психическим расстройствам для жителя большого города. 9/10

13. Барбара Шер. Отказываюсь выбирать! 8/10

14. Эрик Кляйненберг. Жизнь соло: новая социальная реальность. 6/10

15. Ив Бонфуа. Два эссе о Шекспире. 7/10






1. The Englishman Who Went Up a Hill, But Came Down a Mountain (1995) 9/10
2. Eddie the Eagle (2016) 8/10
3. The Jungle Book (2016) 6/10
4. Finding Dori (2016) 5/10
5. Zootopia (2016) 8/10
6. The Audience (2013) - Theatre HD 10/10
7. Последние дни Иммануила Канта/Les derniers jours d'Emmanuel Kant (1994) 7/10
8. My Family and Other Animals (ВВС, 2005) 7/10
9. Miss Pettigrew Lives for a Day (2007) 8/10
10. The Man Who Knew Infinity (2015) 8/10

Сериалы:
1. Once Upon a Time (2016) 5й сезон 8/10
2. New Blood (2016) 1й сезон 4/10
3. River (2015) 9/10
4. The Darrells (2015) 4/10
5. Wallander (2016) 7/10
7. Upstart Crow (2016) 6/10
8. London Spy (2015) 4/10
9. Wire in the Blood (2002-2008) 5/10
l_greensleeves: (занятное)
А вчера мы сходили на привезённую из Тромсё фестивальную программу короткометражных фильмов.
Звукопоглощающие свойства кинокресел как-то скрадывали многочисленность и заинтересованность публики, и её кажущаяся пассивность, судя по всему, немало раздражала ведущего, державшегося несколько более развязно, чем положено.

Что же касается самих фильмов... Как известно, существуют разные версии того, во сколько сюжетов можно уложить всё видимое многообразие придуманных миров и драматических коллизий: Жорж Польти в конце XIX века полагал, что в 36, Курт Воннегут в середине ХХ – что в 8, Борхес – и вовсе в 4. Так или иначе, набор ограничен, и потому неудивительно, что в смысле сюжета все представленные короткометражки оказались необременительно-узнаваемы. Но не за новизной же мы ходим на такое кино, в самом деле! ^__^

Итак, сюжет номер раз: воображаемая месть (чего не сделаешь ради хот-дога!)
Сюжет номер два: «взрослая дочь молодого человека» (по-фински, без нашей идейной подложки, и потому очень тепло и трогательно).
Сюжет номер четыре: заговор учёных (на мой вкус, самый симпатичный из всех, прежде всего, своей задорной абсурдностью и – для меня как гуманитария – безусловной узнаваемостью пародийных приёмов, что, как известно, является самым непреложным доказательством правоты пародиста).
Сюжет номер три: превращение-оно-же-вскрытие-истинной-сути (бюрократа в многоголовое чудовище, знаем-знаем-проходили, мимо).
Сюжет номер пять: хорошая девочка vs плохая девочка (последним какое-то время было модно симпатизировать, ибо «хорошие девочки попадают в рай, а плохие – куда угодно», но, честное слово, что может быть пошлее и утомительнее бесконечных попыток самоутверждения за счёт других? – об этом, собственно, и фильм).

Вот как-то так.
l_greensleeves: (победить Бармаглота)
Хочется мне сегодня выражать несогласие, вот.
Посмотрела. Прочитала несколько разочарованных отзывов о новой серии Шерлока. Основная претензия – не вышло де истории, не умеют рассказывать.
А мне понравилось! И дурацкой неувязанностью чудесных, забавных, точных деталей тоже. Это Шерлок в постах блогера Ватсона, - именно что блогера-неумехи, который завел блог исключительно по рекомендации психотерапевта, с удивлением обнаружил себя в тысячниках, подустал от репутации, но старается – исключительно ради друга – её держать. Да, можно плотнее, изящнее, логичнее. Но именно в этой наспех-узелками наружу-сшитости, лоскутности, кривоватости – обаяние нового Шерлока.
l_greensleeves: (занятное)
В четверг внезапно сходили на открытие дней кино Швеции.
Скандинавское кино, как известно, - лучшее зрелище для промозглых осенних вечеров (после британских сериалов ^__^)
Потому что только северянам под силу почувствовать и воссоздать на экране то особенное настроение, которое не охарактеризовать иначе, как "депрессивно-позитивное". Норвежские "Кухонные байки" и "О'Хортен", финские "Письма отцу Якобу", а теперь и "Стокгольмские истории". Очень стокгольмское, очень осеннее, очень душевное. Перед показом представительница консульства старательно выговорила определение - "забавная драма". И она права, да.
... Вопреки всем советам казённых психологов и записных оптимистов, не гоните зябкие сумерки, не глушите жизнь искусственным светом. Потому что темнота и тишина - это всё, что нужно, чтобы случилась главная в жизни встреча. С собой или с другим - на самом деле не так уж важно.

l_greensleeves: (the autumn light)
Конечно, стыдно признаваться, что читая курс по истории первой половины ХХ века, один из главных фильмов 1920-х годов я смотрела кусками. Так что на сегодняшний показ шла с отрывочными картинками в памяти, запечатлевшими томные взгляды, страдальческие гримасы и тому подобные атрибуты монохромной экранной страсти, впридачу с воспоминаниями о самом известном любовном треугольнике того времени - Брики+Маяковский.

А кино-то оказалось вовсе не об этом, т.е. не о страсти и не о "любви втроём" (как следовало бы его из изначального названия). Фильм совершенно точно отражает ту историю, которая, собственно, сподвигла Виктора Шкловского написать сценарий: „Шкловский рассказал Роому сюжет для небольшого сценария… Рассказанная история была проста как жизнь, остра и алогична, как анекдот, и трагична. Нет, Шкловский ее не сочинил, не сконструировал, а подобрал на страницах «Комсомольской правды» — история о том, как в родильный дом к молодой матери пришли два отца ее новорожденного сына, потому что она одновременно была женой обоих и не знала отца своего ребенка. Все трое были молодые люди, комсомольцы, рабфаковцы. И происшедшее между ними не было заурядным адюльтером, тщательно скрываемым от чужих глаз. Они называли это любовью втроем, ни от кого ее не прятали и даже пытались найти ей теоретическое «обоснование». Они говорили: любовь комсомольцев не знает ревности, лишена частнособственнических начал, может быть коллективной. Дико, нелепо, но это был документально подтвержденный факт, причем не единичный“.

И название "Третья Мещанская", конечно, тут гораздо точнее. Потому что треугольник есть, но замыкает (да и размыкает) его не любовь, а бездумное следование поверхностным и мимолетным желаниям. Скука домохозяйки, анекдотическое "муж в командировке", банальное "третий должен уйти"... вроде как "должен", но зачем - если и втроём неплохо? Именно непонимание того, что можно и что нельзя - не потому, что так "положено", а в силу законов более глубоких, охраняющих человеческую душу от смерти, - и есть основа действий героев. Они из породы тех людей, которым действительно непонятно, "почему нельзя читать чужие письма"(с) Такая наивная, обаятельная, рутинная подлость, выхолащивающая главное - и в чувствах, и в отношениях.

Вот поэтому главное в фильме - не любовь, не страсть и не драма. Самые важные кадры там - гипсовый котик, плачущий слезами героини, и финальный обмен фразами брошенных ею героев: "Не выпить ли чаю, Володя?"- "А варенье-то осталось, Коля?"

P.S. В общем, фильм прекрасен. А джаз-группе спасибо за то, что не мешала его смотреть ^__^

l_greensleeves: (домашнее)
1. Colour of Magic. Мне очень нравится, как Пратчетт обыгрывает привычные явления нашей повседневности, помещая их в остраняющий контекст Плоского Мира. Главное впечатление поэтому - уморительно прекрасный турист.
2. Exile (минисериал). Мимо. Чуть надоело уже, что любые выкрутасы можно объяснить "тайной рождения".
3. Going Postal. Снова Пратчетт, снова узнаваемые вещи в контексте Плоского Мира. Стильно, смешно, захватывающе. Чудо-чудо-чудо!:)
4. Everlasting Moments. Очень неторопливое, крепко сделанное шведское кино о тяжелой женской доле. Классический патриархальный набор: муж пил, бил, гулял. Тень бабочки на ладони. Занятия фотографией - отдушина, за которую стыдно. "А может, это любовь?" Назавтра целый день читала феминистские блоги.
5. Cold Comfort Farm. Команда чудесных британских актеров, с полпинка превративших второсортный сюжет в уморительно смешной и очень душевный капустник!
6. The Lady Vanishes (2012) Еще одно подтверждение тому, что и в кино, и в книжках сюжет - не главное, главное - атмосфера. В отличие от вневременного Хичхока в этой экранизации главное как раз - укорененность в межвоенном времени. Стильно внешне, пустовато внутри.
7. The Best Exotic Marigold Hotel. Супер-позитивно! Не фильм, а собрание мудрых мыслей, ну вот просто записать и перечитывать. Everything will be all right in the end. And if it's not all right, then trust me, it's not yet the end.
А ещё там есть замечательное про мой любимый способ пить чай:
- We dunk biscuits into it.
- Dunk?
- Means lowering the biscuit into the tea and letting it soak in there and trying to calculate the exact moment before the biscuit dissolves, when you whip it up into your mouth and enjoy the blissful union of biscuits and tea combined. It's more relaxing than it sounds.
8. Mr Pip. Грустная история о вечно живой классике, из тех, что повторяются с "нашим-всё" в каждой культуре. Был такой советский писатель Борис Лавренев, а у него был рассказ "Комендант Пушкин". Вот тут примерно тот же сюжет, в роли британского "нашего-всего", естественно, Диккенс (хотя, подозреваю, Шекспир тоже мог бы пойти), в роли чистого душою дикаря, открывающего для себя вечные ценности классической литературы в ситуации, когда, кажется, не до литературы вовсе, - собственно дикари, то есть туземцы одного из островов Папуа-Новой Гвинеи. И Хью Лори в роли учителя!
9. North and South (сериал ВВС). Если сюжет "Гордости и предубеждения" сдвинуть по времени в эпоху дикого капитализма (кстати, весьма убедительно переданного) и добавить сентиментальной регионалистики - получится N&S. Очень хорошо! Кроме того, у меня к роману Гаскелл особые чувства, поскольку по странному стечению обстоятельств это была первая книжка, которую я прочла на языке оригинала.
10. Transcendence. Я не большая поклонница Джонни Деппа, тем более слегка обрюзгшего, тем более в виде вездесущего god from machine. Наверно, поэтому смотрела не очень внимательно и восприняла конец как банальную агитацию за цифровой дауншифтинг. Наверняка ошибаюсь ^__^
l_greensleeves: (the autumn light)
... Наверно, одна из самых печальных вещей, что могут случиться в жизни – это когда к тебе все относятся объективно.
Потому что в человеческих отношениях объективность всегда безнадёжно проигрывает субъективности и откровенной пристрастности, основанных на любви и родственных чувствах. -- Неутешительный факт, подмеченный и так точно переданный ещё Джейн Остен в её самом грустном, самом пронзительно-одиноком Persuasion:
«На фортепиано играла она куда лучше обеих здешних барышень, но, не имея нежных родителей, которые сидели бы рядом и воображали, будто они в восхищении, она могла рассчитывать лишь на вежливое внимание, да и то когда другим следовало отдохнуть. /…/ Никогда, исключая коротенького срока, не помнила она, чтобы ее внимательно слушали и ободряли справедливым и точным суждением и советом. Играя, она всегда чувствовала себя наедине с музыкой; но видя, как решительно предпочитают миссис и мистер Мазгроув искусство своих дочек всякому другому, она гораздо более радовалась за них, нежели на них обижалась»
l_greensleeves: (паноптикум)
Вчера за весенним хэнд-мэйдом посмотрела мини-сериал "Небесный суд". Очень выразителен в смысле распространенного у нас восприятия законности, судебной власти и т.п.

...Законы как нечто до абсурдности абстрактное, не имеющее вообще никакого отношения к реальной-живой жизни. Суд, с одной стороны, по-кафкиански неумолимо непрозрачен, с другой - наивен и диковато неуклюж, но в целом - столь же далёк от человеческого, сколь далёк, к примеру, какой-нибудь диплодок.

...И неубиваемая, вечная надежда, что и "там"(да, и "там" тоже!) можно будет "разобраться по понятиям".
l_greensleeves: (занятное)
...А между тем я досмотрела третий сезон "Call the Midwife".
Сюжет прост – повседневная жизнь акушерок лондонского Ист-Энда в десятилетие послевоенного бэби-бума.

Совершенно удивительный фильм. И дело не только в потрясающе, детально воссозданной исторической обстановке – и в смысле вещей, и в смысле отношений. Это кино (как, кажется, уже писала) условно можно отнести к жанру "производственного романа". Тому самому, который насаждался все советские годы и исчез с крушением СССР, так толком и не прижившись. Который сейчас, насколько я знаю, натужно пытается возродить наше ТВ – следуя, конечно, моде на "Доктора Хауса", "Больницу" и т.п. Краем глаза видела наши поделки – невыносимо фальшиво. А всё почему?

Потому что за "Акушерками", "Молодыми годами Джеймса Хэрриота" и т.п. стоит, как бы пафосно это ни звучало, впитанное культурой уважение к честному труду, где бы он ни был (то есть, если хотите, – то, что принято именовать «протестантской трудовой этикой»). Уважение к работе, которая не считается всего лишь скучной повинностью либо ненавистным способом самопродажи. Уважение к работе как к способу саморазвития и самопреодоления, к работе, которую можно любить, в которой можно совершенствоваться не столько ради большей зарплаты, сколько потому что это - интересно.

Увы – во всё это наши телевизионные деятели искусств не верят. Именно поэтому в новоиспеченных проф.сериалах эта самая "проф." - лишь докучливый и размытый фон для офисных или любовных интриг, а чаще всего – стремительно скатывающегося в криминал сюжета с непременным хэппи-эндом в виде освобождающей от ненавистного труда халявы.
И, судя по востребованности этих сериалов, а также по количеству котиков, выкладываемых в рабочее время во всяких Контактах, подобное восприятие работы разделяет львиная доля населения страны.

…А что ещё удивительно в «Акушерках» - несуетливое и непафосное чувство собственного достоинства персонажей, совершенно не зависящее от внешних обстоятельств (а действие разворачивается, напомню, в беднейшем районе Лондона, где земной хэппи-энд Самым Главным Сценаристом категорически не предусмотрен). То самое чувство собственного достоинства, которое только и может привести к спокойному, тёплому и чуть ироничному принятию мира, уважению к себе и другому – таким, какие мы есть.
l_greensleeves: (ответственно заявляю)
Вчера посмотрела «Уолтера Митти», причём в количестве двух штук – нынешний и 1947 года, с которого, собственно, и сделан римейк. Имею объявить следующее:
1. Приз за лучший сценарий, безусловно, уходит к Митти-1947 – за крепкую наивную цельность рассказанной вовремя сказки.
2. Приз за лучшую актёрскую игру – к панорамным пейзажам Митти-2013, успешно взявшим на себя функции той самой нечаянной кошки на сцене, которую, как известно, никакому актёру не переиграть.
3. Главный приз не достаётся, увы, никому. Особенно он не достаётся последнему Митти. На мой вкус, его стилистика – это скриншот вКонтактной странички младшего офис-менеджера, представляющей собой набор из пары трогательных баллад, пары банальных приколов в стиле «а вот пьяный за рулём», нескольких отглянцованных «видов дикой природы» и, конечно, немереного количества демотиваторов, где вся «мудрость мира» сведена к расхожим фразам, подкрепленным как-бы-глубокомысленными картинками.

Впрочем, митти-саундтрек-2013 действительно трогателен. Поставила Stay Alive на будильник.
^__^
l_greensleeves: (занятное)
... начались и закончились сказками. Сначала был «Хоббит» П. Джексона, в завершение – «Сказочный мир Cirque du Soleil». Задумалась, какими же разными путями движется представление волшебного…
Один – как в «Хоббите» – гипер-реализм, максимально детализированное и логичное, и даже оповседневленное для пущей убедительности изображение того, чего в действительности нет и никогда не было. Занятно, что многое из претендующего на сверх-овеществленную достоверность вообще не существовало в полностью материальном виде, хотя бы в качестве декораций для съёмок фильма, – например, пропасти Мории, Горлум или дракон.
И второй путь – как цирке дюСолей, когда мир снов и фантазий – причудливый, бессвязный, странный, своевольно-алогичный – в общем, абсолютно иллюзорный, создаётся совершенно материальными, т.е. вполне себе подчиняющимся законам физики, средствами. Механика, оптика и человеческое тело.

Что более интересно? Убедительно и прочно материализовать нематериальное или из материальности создать тающую иллюзию? Не знаю…
l_greensleeves: (чудесное)
Чудесный ностальгический мультик. Очень тёплый, очень нежный. В самый раз для конца августа.

l_greensleeves: (занятное)
Вчера днем посмотрела пару фильмов – викторианский хоррор «Женщина в черном» с выросшим Гарри Поттером в главной роли и спилберговский «Боевой конь», по загадочным (для меня) причинам включенный в десятку лучших фильмов прошлого года. Не впечатлил ни один.

Вообще понимаю, что тексты я люблю больше, чем фильмы, – в том смысле, что от кино я получаю яркие, но в основном отстраненно-эстетические впечатления, в плане «как это сделано», а в тексте я – растворяюсь, как бы впитываю, «проживаю» его. В общем, между мной и буковками – дистанция гораздо меньшего размера, чем между мной и движущейся картинкой.
l_greensleeves: (паноптикум)
Не понимаю, почему впечатления от этого фильма получились у меня настолько "перекошенными". Может быть, потому, что случайно увидела про него восторженное «Супер» у человека, который мне несимпатичен?

Ладно, вместо того, чтобы копаться в причинах, позволю себе быть – вопиюще субъективной. Так вот. Фильм позиционируется как «добрый» (как бы в пику упрёкам в его совершенной художественной посредственности).
Но я бы скорее определила его как «добренький». С непременным однозначным хэппи-эндом в духе «и стало у них усё не хуже чем у людей».

Содержание передам так, как оно мне приснилось по итогам просмотра (а что, уж субъективность так субъективность!). ...Итак, некий проживающий во Франции профессор Преображенский парализован. Движимый тягой к экспериментам, он нанимает в качестве сиделки некоего Шарикова, только что вернувшегося из мест лишения свободы.
Шариков привносит в жизнь профессора приятное оживление: уместно бьет морды наглым соседям, гоняет на крутой тачке, пытается соблазнить Зиночку секретаршу, напрочь побивает игрой на балалайке танцем целый камерный оркестр, проводит, игнорируя слабый профессорский протест, парикмахерские эксперименты и, конечно, – как без этого бородатого приёмчика! – в полпинка изображает на холсте нечто шедеврально-абстрактное.

Паралич профессора – безусловно, всего лишь метафора. Призванная этак ненавязчиво продемонстрировать бессилие сложного перед простой физиологией, чувств и разума – перед инстинктами.
Нам как бы намекают: во всём сложном, высоком, непонятном – на самом деле нет жизни. А настоящая жизнь – она проста как мычание. Вместе с не-нашим профессором Преображенским мы умиляемся, разглядев в Шарикове человека (в контексте фильма – живую жизнь и «свежую кровь» для усталой старушки-Европы).
И вместе с профессором не хотим (вернее, по прихоти создателей фильма не успеваем) понять, что Шариковы-то – в упор не видят человеков – в нас.
l_greensleeves: (занятное)
А вот это будет правильный фильм! С днём рождения, Профессор :)

Profile

l_greensleeves: (Default)
l_greensleeves

March 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 06:48 am
Powered by Dreamwidth Studios