l_greensleeves: (занятное)
Копирую из моего ФБ :)

*
В городе П. не очень с дорогами, зато все в порядке с внимательными прохожими.
- Девушка, почему у вас такие тонкие ноги? - внезапно обращается ко мне встречная тётенька, сочувственно и строго глядя на мои щиколотки. - Вы, наверно, приезжая? Потому что у нас НА ТАКИХ не ходят!
Увы, другой пары ног - повышенной толщины и проходимости - для славного города П. у меня нет... Так что хожу как попало...

*
В прошлое воскресенье в Национальном музее Карелии стартовал цикл лекций об архитектуре послевоенного Петрозаводска. Я не разделяю скорбь лектора по поводу "драмы 1955 года" - постановления, положившего конец тоталитарной архитектуре, но послушать рассказ специалиста о том, как формировался облик советского города, - от души рекомендую.
P.S. И тут я поясню, почему мне не близок плач по канувшим в Лету "сталинкам". Дело, во-первых, в социальном: те, кто презирает пришедшие им на смену "хрущёвки", похоже, напрочь забыли, что переселялись в эти малогабаритные квартиры не из просторных сталинских хором, доступных, мягко говоря, далеко не многим, а из "шанхаев", бараков и коммуналок.
Во-вторых, сталинский классицизм - это красивость, милая сердцу, но лишённая эстетической ценности, - как фарфоровый накомодный слоник, это "светлое будущее", вдруг заговорившее с нами нафталиново-заскорузлым языком абстрактного "канона", лишённого контекста и смысла.
"В отличие от классического здания, которое должно быть «подобно гармонично сложенному телу», здесь мы видим постоянное гадание, произвольные комбинации элементов. Этот поиск порождал фантастические композиционные сочетания, нагромождение элементов из разных периодов истории: цитаты из античности, римского барокко, флорентийского кватроченто, Палладио и т.д. /.../ И здесь важна позиция наблюдателя, возможность быть не внутри тоталитарной идеологии, а вовне. Пока мы внутри, нам все кажется убедительным и непротиворечивым, но стоит сделать шаг в сторону, как увидишь, насколько гипсовые пионеры и бронзовые красноармейцы смешны своей звериной серьезностью".


*
"Шоколадница" в Пулково нынче больше всего напоминает сцену из "Черного зеркала". Из разговора за соседним столиком:
- Лер, а ты сколько бы звезд поставила нашей поездке?
Лера, после раздумий, очень весомо:
- Пожалуй, четыре. Не больше, да.
О дивный новый мир!
l_greensleeves: (домашнее)
Что до Хельсинки, то с ним у меня и раньше были связаны самые тёплые впечатления. Несколько лет назад я провела там почти целый семестр, и так уютно и вольно мне, пожалуй, не было нигде.
Вот это, почти пушкинское, сочетание уюта и воли, наверно, и есть особенная черта Хельсинки, отличающая его «хорошую нестоличность» от брюссельской.Read more... )

2016-05-20 20.30.14.jpg2016-05-20 20.29.14.jpg2016-05-20 17.49.56.jpg2016-05-20 17.48.55.jpg2016-05-20 17.48.04.jpg
2016-05-20 17.43.52.jpg2016-05-20 17.41.25.jpg2016-05-20 17.34.29.jpg2016-05-20 17.12.45.jpg2016-05-19 20.37.33.jpg
2016-05-19 19.59.03.jpg2016-05-19 19.32.04.jpg2016-05-19 17.58.10.jpg2016-05-19 17.21.23.jpg2016-05-19 17.19.19.jpg
2016-05-19 13.49.15.jpg2016-05-19 12.58.45-2.jpg2016-05-19 11.41.20.jpg2016-05-19 11.18.53.jpg2016-05-19 09.15.10.jpg

+ 2 коммента о финскости: Тихая старушка на одном из фото - не кто иная, как бывший министр обороны Финляндии. Первая в мире женщина - министр обороны. А  жёлтая стружка на салате - вовсе не сыр, а натёртая репка. Вот.
l_greensleeves: (домашнее)
...Так вот, Брюссель и Хельсинки – это, наверно, одни из самых домашних, по-хорошему нестоличных столиц, хотя и проявляется эта нестоличность по-разному.

Брюссель – очень уютно-буржуазный. Его облик напоминаетчто же? - Читать дальше )
И да, мы абсолютно провалили дело-чести-каждого-туриста. "Посмотреть всё" мы не смогли. Простите :)
(а картинки, естественно, кликабельны)
2016-05-10 21.15.49.jpg2016-05-07 21.17.06.jpg2016-05-11 20.00.04.jpg2016-05-07 17.44.03.jpg2016-05-06 16.11.11.jpg
2016-05-13 13.42.29.jpg2016-05-13 13.28.55.jpg2016-05-12 15.32.05.jpg2016-05-12 14.19.01.jpg2016-05-13 13.38.22.jpg
2016-05-07 15.24.33.jpg2016-05-07 15.18.51.jpg2016-05-07 15.39.45.jpg2016-05-07 15.42.28.jpg2016-05-08 15.16.42.jpg
2016-05-07 16.00.15.jpg2016-05-08 15.04.15.jpg2016-05-10 21.15.17.jpg2016-05-10 21.15.24.jpg2016-05-08 16.02.32.jpg
2016-05-08 16.09.37.jpg2016-05-11 10.30.44.jpg2016-05-10 16.10.42.jpg2016-05-15 08.12.52.jpg

А кто

May. 21st, 2016 09:34 pm
l_greensleeves: (занятное)
А кто меньше суток назад пил кофе вперемешку с апельсиново-закатным солнцем на Mannerheimintie, а в два часа ночи сонно покачивался в очереди на погранконтроле, кто в шесть утра смотрел на яркую зелень Елагина острова, а в одиннадцать приземлился посреди северных черёмуховых холодов, кто через полтора часа после приземления вёл семинары, а потом ещё две консультации и шёл, наконец, домой сквозь прозрачный майский вечер, ощущая и собственную невесомую прозрачность, ибо все земные потребности и нужды успели, кажется, отмереть за ненадобностью... –

тот Я! ^__^

l_greensleeves: (the autumn light)
…А в Питере, наоборот, стояла совершенно прозрачная солнечная погода – словно и не середина октября.
Город прилежным младшеклассником всё выводил и выводил буковки сочинения про золотую осень, не без помарок, конечно, но не забывая ни про один из хрестоматийных атрибутов, столь же милых педагогическому сердцу, сколь и банальных, – шелестящее золото листьев, холодные ясные утра и ранние сумерки, тихая радость и светлая грусть. Всё это было, да.
И это было удивительно хорошо.

l_greensleeves: (the autumn light)
встретил проливным дождем.

…Пространство, за спиной которого смиренно, но неотступно стоит призрак, - призрак другого города, другой истории, другой жизни. Призрак проступает сквозь пелену дождя, сквозь стены слегка европеизированных хрущёвок Ленинского проспекта, иногда становится почти видимым: на острове Канта, на мощёных окраинных улочках, в расплывающейся, но всё ещё угадываемой геометрии парковых прудов. Призрачное пространство шепчет курсивной латиницей туристических карт, где сквозь казённую жизнерадостность Светлогорска, Правдинска, Багратионовска пробивается, словно трава сквозь асфальт, тихая правда: Раушен, Фридланд, Прейсиш-Эйлау, и – Кенигсберг, Кенигсберг, Кенигсберг…

l_greensleeves: (деревья-небо-облака)
Потом, может быть, будут слова, а пока просто картинки:
https://instagram.com/_greensleeves_/
l_greensleeves: (the autumn light)
А я снова вернулась из очередной поездки. В Городе-у-Большого-Озера мне, в числе прочего, показали настоящую весну, премьеру балета, северное сияние и затмение солнца.

Должна признать, что Городу-у-Большого-Озера весна, сполохи и затмения пока удаются лучше, чем балеты. Тем не менее, жанра критики небесных явлений пока не изобрели, а вот балетная критика вполне себе бывает. Поэтому текст написался о балете:)

Сон в летнюю ночь, или Праздник непослушания
http://www.stolica.onego.ru/articles/263284.html



Сон в летнюю ночь, или Праздник непослушания

Премьера балетного спектакля, да ещё созданного именитым постановщиком, – всегда праздник. Особенно если эта премьера проходит в нестоличном театре. Тут дело уже не только в "высоком искусстве", но и в материях иного рода, которые среди исследователей принято именовать региональной идентичностью и локальным патриотизмом.

Именно трепетное отношение к "нашему" и "нашим" (которые "тоже могут"), соединяясь с предвкушением, по словам одной из зрительниц, "возможности насладиться культурой", и создаёт неповторимую атмосферу априорно благосклонного принятия всего, что будет происходить после поднятия занавеса. Оно устанавливает ту особенную связь между сценой и залом, о которой мечтает любой артист, и которая, собственно, позволила труппе отыграть спектакль буквально на одном дыхании. Да, драйва на сцене было хоть отбавляй.

Этот самый принцип "хоть отбавляй", а вовсе не декларируемая во всех анонсах "ирония", и стал ключевой идеей постановки. Щедрость, переходящая в избыточность, проявилась во всём: в оформлении сцены, где фирменная "диагональ Капелюша" оказалась чересчур сдобрена световыми эффектами, в сумбурной эклектичности костюмов, в назойливости юмористических ремарок либретто. Но главное – в очередной попытке соединения танца и сценической речи, на этот раз не в пример более пространной, чем в "Анне Карениной" и ещё менее стилистически оправданной. Обильное цитирование Шекспира призвано было, вероятно, скрасить не слишком изобретательную хореографию и отвлечь от некоторой отрывочности и невнятности сценария.

Отбросив блестящую комическую линию шекспировской пьесы (простоватых горожан, готовящих театральное представление к свадьбе герцога Тезея) и сократив до полной нелогичности линию отношений Титании и Оберона, Кирилл Симонов сосредоточил основное внимание на четвёрке запутавшихся юных влюблённых – Лизандра и Гермии, Деметрия и Елены. Перипетии этого любовного параллелограмма были переданы вдохновенно, даже захватывающе, и потому не особо нуждались в словесных комментариях, связанных, видимо, с навязчивым опасением, что зрителю не под силу самостоятельно разобраться, "кто с кем". А эти комментарии, начавшись с вполне чинно-школярского цитирования Шекспира, превратились на пути ко второму акту в безоглядно рвущийся к грани хорошего вкуса капустник, этакий праздник непослушания – непослушания не только традициям и канонам, но и самому простому чувству меры. Точнее, детский утренник. Казалось, ещё немного – и зрителям предложат хором позвать дедушку Мороза. Не предложили. Хотя покричать "Горько!" под Мендельсона, неповинного в том, что его марш так полюбился работникам загсов, всё же попытались заставить.

В целом же аналогии с детским садом/пионерлагерем были (намеренно?) многомерны: и маечка-трусики Пажа-Пака, который в начале спектакля напоминал сбежавшего с тихого часа детсадовца, и озвученные задорным полудетским голосом обзывалки Елены и Гермии, и звонкие речёвки дев, и беготня с топаньем пятками по сцене. Впрочем, энергичная постановка акцентов при разработке лирических линий выглядела вовсе не по-детсадовски, явно отсылая к "Дому-2" и прочим "Пусть говорят".

Можно сколько угодно рассуждать о том, что главное достоинство оригинального "Сна в летнюю ночь", увы, отсутствующее в этой постановке, - текучая, лёгкая и прозрачная запутанность-недоговорённость (а её, кстати, блестяще передаёт не только классическая постановка Баланчина, но и новаторский, хоть так же небесспорный спектакль Келемениса). Но если понимать фантасмагорию исключительно по словарю – как "нагромождение, хаос, сумбур и гротеск", то замысел постановщика нужно признать воплощённым. Что и отметила бурной овацией восторженная публика.
l_greensleeves: (домашнее)
После суматошных рабочих будней и пёстрой круговерти осенних командировок возвращаешься домой. И вот наступает оно, стылое воскресенье конца ноября. За окном задувает обжигающе-лютый ветер, почти бесснежно и оттого ещё более стыло и мрачно – да так, что никакие домашние стены с утра не спасают (ведь ноябрь, как известно, не столько снаружи, сколько внутри). И единственный способ выдернуть себя из этого парализующего ледяного морока – снова стать путешественником, на этот раз воображаемым – представить себя оказавшейся – несомненно, проездом, на пути к гораздо более приветливым и праздничным краям – в этом сонном, диком и сумрачном месте.

...Решительно замотавшись в самый толстый шарф, выйти на улицу – а кто сказал, что будет легко, быть туристом – то ещё испытание. Увидеть, как в первый раз, сплошь покрытые алыми гроздьями кусты. Рябины в этом году уродилось просто невероятное количество. Непонятно, почему её не съела та живность, которая в прошлые годы не оставляла ни ягодки, подчищала всё уже к октябрю.


Проходя мимо рекламного щита, отметить безусловные успехи местной филармонии в освоении репертуара рингтонов. Купить, тем не менее, билет на пятничный концерт, ибо что может согреть ухо надёжней, чем проверенный Бах?

Отдав должное, как положено приличному туристу, пустынной набережной и унылой панораме замерзающей реки, отправиться в музей. А ещё лучше – сразу в два, чтобы как можно точнее следовать тому самому «успеть посмотреть всё». Сопровождать визиты непременным выкладыванием-фоточек-в-Инстаграм.

Смотреть исключительно выставки, посвященные «местному колориту». Понять, что при всей их вполне-себе-достойности, иной оптики для восприятия «народно-природного», кроме экзотизации или пасторализации, пока не изобрели. Север в первом случае будет гламурно брутален, во втором – подчёркнуто наивен и подкрашенно свеж, но и там, там малоестественен. Впрочем, кто требует естественности от фотоглянца? Не тем он хорош и не за то востребован. Перейти к северным жемчугам, повосхищаться:
IMG_2480 (600x800)


попутно с практичностью Эллочки-Людоедки отметив, что Marc Cain-то увёл фасончик у поморского заборошника:
IMG_24851

В другом уже музее с любопытством наблюдать, как в «поморском натюрморте» народнически-посконный суровый реализм с его уклоном в концентрированную этнографию перерастает в соцреалистический пасторальный миф о всенародном изобилии, а тот, в свою очередь – в любительское ньюэйджевски-гламурное славянофильство, на просторах которого трудноразличимые, но это этого не менее возвышенные предки, накормленные органическим и одетые в экологически-чистое, выходят на свежий воздух предаваться оздоровительному труду и прочим духовным практикам.

Снова прийти к выводу, что лучше Бориса Ивановича Копылова Север не пишет никто.

Зайти, опять-таки, как положено туристу, в книжный магазин на центральной площади, в отделе сувениров купить две резные деревянные фигурки-ёлочки. А заодно в магазинчике неподалеку - всяких нежно-кремовых и ванильно-душистых косметичесих штучек. И не просто вспомнить, а по-настоящему ощутить, что Новый год – уже скоро.

И наконец, уже в сумерках вернуться домой. Туда, где настольная лампа, горячий чай с мёдом, свежеиспеченный брусничный пирог, недовязанный шарф, телевизор, бормочущий фоном про «Гордость и предубеждение» и недочитанная книжка. «Искусство рассуждать о странах, в которых вы не бывали: путешествовать, не покидая дома».
^__^
l_greensleeves: (паноптикум)
...Занятно, что раньше я разделяла всеобщее предубеждение относительно Москвы как сборища реалистов и прагматиков, а сейчас считаю, что такого количества мечтателей на единицу пространства, как в Москве, ещё поискать. Потому что без наличия хоть какой-то вымечтанной жизни выносить всю эту странную смесь суеты и унылости, необходимости бесконечных перемещений по огромному городу с его пробками, шумом, грязью и толкотней просто невозможно. Во всём этом невыносимо жить включенно, «здесь-и-сейчас», а осознание того, что по большому счёту нет ничего, кроме вот этого «здесь-и-сейчас», и вовсе может быть убийственно.

Отсюда популярность настроений перманентного ожидания – пятницы, выходных, Нового года, отпуска, пенсии, выигрыша в лотерею, принца на белом коне… Поэтому, скажем, в метро или на улице – сплошные пустоглазые мечтатели, выключенные из окружающей их реальности, ушедшие куда-то в свои выморочные миры – при помощи ли смартфона, читалки, мягкообложечной книжки или просто усилием желания...
l_greensleeves: (утренний кофе)
А я только завтра официально выхожу из отпуска, вот. Так что лето у меня внезапно продлилось на целых десять дней, и это даёт мне полное право именно сегодня написать тривиально-отчётное сочинение.
Но лишние дни отпуска так мало способствуют писучести, что я решила пойти путём наименьшего сопротивления – т.е. не утруждать себя особо поисками слов для выражения впечатлений, а ограничиться в основном фотокартинками. Это ведь так удобно, правда? – позволить картинкам говорить за тебя, благо, вчитать в них слова по собственному вкусу и настроению особого труда не составляет.

Итак, это было лето, когда я странным образом вспомнила, что мне нравится учиться. Началось всё с раннеиюльской языковой школы, а потом вдруг случились ещё два курса на Курсере. И вот она, моя стенка почёта:
курсера1сертификат (800x600)

А ещё это было лето всякого мелкого увлекательного хэндмэйда и столь же некрупного, но не менее радостного домообустройства:


И летом путешествий это лето тоже было, вернее – летом «хожения за три моря».От Балтийского моря к Белому, а от него – внезапно – к Эгейскому.  Дорогой непрямой, естественно :)
P1100121 P1100117 P1100072
IMG_0257 IMG_0243 IMG_0344
IMG_0623 IMG_0564 IMG_0314
И, наконец, это лето просто было. Было… Было! ^__^
l_greensleeves: (деревья-небо-облака)



P1090851  P1090850  P1090849  P1090846  P1090838
P1090834  P1090832  P1090829  P1090826  P1090823
P1090815  P1090810  P1090801  P1090800  P1090794
P1090791  P1090789  P1090784  P1090779  P1090777
P1090775  P1090771  P1090770  P1090769 P1090768
P1090767  P1090766  P1090765  P1090764  P1090757
P1090754  P1090752  P1090741  P1090739  P1090734
P1090732  07  05  P1090719
l_greensleeves: (Default)
Кадриорг, хоть и центр, но – другой. Более поздне-буржуазный, чем средневеково-бюргерский Старый город, не столь концентрированно живописный, не столь туристический. Местами – провинциальная копия петербургскости.
И всё же очень, очень хорош. Особенно при такой погоде, как та, что стояла в прошлую субботу, – уникальный для осенней Балтики совершенно безмятежный ясный день, когда гулять по парковым дорожкам можно до полного самозабвения, постепенно растворяясь в запахе опавших листьев, в золотисто-прозрачном свете осени…

...И холодное море, перекатывающее свои волны по-эстонски сдержанно, неторопливо и аккуратно.

P1090861  P1090868  P1090869  P1090863  P1090866
P1090870  P1090871  P1090873  P1090875  P1090883
 
l_greensleeves: (ответственно заявляю)
Их тут полно. Складывается впечатление, что это любимые персонажи здешнего всевозможного рукоделия. Только почему-то мыши строже охраняются копирайтом – фотографировать их мне запрещали чаще. А зайцы – те вольно и почти бесхозно набиваются в бочки и корзины... сидят, свесив лапы, на кованых вывесках... бесцеремонно подвешенные за уши, поодиночке и целыми связками болтаются на окнах и в витринах.
В одной из мастерских обнаружились и памятники сим славным героям эстонского хэнд-мэйда: мышка в пол-человеческого роста и заяц – бюст на родине героя (нос героя натёрт до блеска – вероятно, как приносящий счастье).

   02    01   03   04
l_greensleeves: (Default)
Сперва грамматическое. Побывав в этом городе, не только понимаешь причину удвоения нежного и переливчатого «Л» в его названии, но и становишься решительным сторонником неканонического дления всех тягуче-задумчивых фонем наподобие «Н», «М» или «У». Потому что это точно соответствует неспешной, сосредоточенной, основательной, но при этом на удивление домашней, лёгкой и загадочно-лукавой, как улыбка Джоконды, таллиннской жизни.


ТаЛЛиНН )
l_greensleeves: (ответственно заявляю)
Это ведь, кажется, у нас нынче в моде? ^__^ - Хотя для меня подобное обстоятельство - веский довод в пользу уклонения от (чтобы избежать какого бы то ни было квазипатриотического "попадания в тренд").
Но история сыграла со мной занятную шутку: так уж вышло, что мой путь лежал… через Ватерлоо на остров Эльбу.

Около Ватерлоо я оказалась совершенно случайно, по дороге в аэропорт Шарлеруа. Успела увидеть только Butte du Lion – главный памятник знаменитой битве:

3853576969_7fa8dc020f_z

Холм впечатляющ, лев грозен и рычащ, в общем, всё как положено. Так что легенда о том, что на статую пошёл металл от орудий, брошенных французами на поле боя, кажется уже несколько избыточной. Впрочем, когда это у победителей было хорошо с юмором и чувством меры? ^__^
p_waterloo-battle_1653378c

P.S. Продолжение, как известно, следует :)
l_greensleeves: (деревья-небо-облака)
Начну с сакраментального: «Я вернулась». Сообщу также не менее сакраментальное: ни одно путешествие не оставляет нас неизменными. «Пережитые пространства вращиваются нам под кожу», меняя качественно если не нас самих, то, по крайней мере, наше видение мира. Человек, торопливо идущий по делам или даже неспешно гуляющий в освоенных/присвоенных окрестностях, как правило, сосредоточен на себе-внутреннем, и ландшафт выступает лишь необязательным обрамлением того, что принято именовать «потоком сознания». Путешественник же, наоборот, - словно вывернут наружу, выдернут из себя и почти насильно растворён в пространстве внешнего. Глаз становится фасеточным, как у стрекозы, привыкая выхватывать из окружающего пейзажа сразу множество мелких деталей – наподобие придорожного куста, вывески или спящей в окне кошки, - по которым одомашненный взгляд обычно скользит, не останавливаясь.

…Я второй раз в Брюсселе. В позапрошлом году там стояла какая-то совершенно варварская жара. Этим летом погода ведёт себя в основном джентльменски сдержанно. Мы страдали от духоты всего один день, небо тогда было словно беременно дождём и всё никак не могло разродиться, от этого воздух казался тяжёлым и плотным… В остальном же брюссельский небосвод с безмятежной убедительностью свидетельствовал о том, что никакого «сюр» в его отношении Магритт не допускал. Более того, изображения оказались настолько точны, что впитали и присвоили оригинал, приговорив его навеки к эпитету «магриттовское небо» (Магритт, кстати, для меня в живописи - "нашефсё". Была в его музее и в прошлый приезд, и в этот. И ещё пойду! (с) ^__^)

…По-моему, летняя прохлада в целом идёт Брюсселю гораздо больше (конечно, не всем его районам, поскольку есть в городе такие живописные кварталы, в которых разогретый до аравийско-африканских градусов воздух совершенно естественно дополняет лениво-тягучую жизнь тамошних смуглокожих обитателей).

Особенно хороша была нынешняя погода с учётом того, что я ездила скорее по делам, и эта прозрачная облачность как-то незаметно, светло и тихо погрузила меня в неспешную лёгкость другим ритмом организованной жизни, где правила рабочего распорядка не исключают, а скорее, предполагают сосредоточенность на повседневной красоте и «мелких радостях жизни» – чтении и разговорах, прогулках и визитах, еде и музыке
Кстати, о еде – чуть задумалась попутно о моде на «домашнее» в ресторанно-кофейной сфере… занятно, что «домашность» в самом концентрированном виде представляет то, что домом-то на самом деле не является. Подумала, что подлинность вообще не нуждается в подобном сгущении, может быть прозрачна и даже чуть непоследовательна. – В общем, оригинал может позволить себе то, что недопустимо в копии…

Конечно, брюссельские крошечные рукодельно-шоколадные заведеньица прекрасны (два из них особенно). Hand-made шоколад со свежими сливками (из-за этого он, кстати, не подлежит долгому хранению и очень плохо поддается транспортировке), практически без сахара, медленно тающий на языке и раскрывающий какие-то совершенно неожиданные нюансы вкуса – это прекрасно, прекрасно! В одном из заведеньиц, помимо прочего, делают ещё и мороженое, в связи с чем ответственно заявляю: сочетание розы и базилика в шербете – просто чудо, вот.

…Пока работала, наблюдала из-за письменного стола за местной природой – окно выходило во двор с садиком, отделённым от соседей невысокой стеной, по которой ежеутренне гордо дефилировали две соседские кошки, так что получился catwalk в самом прямом смысле слова. А ещё там было полно всяких причудливых сочетаний – Народ смеялся до упаду над моими восклицаниями типа «Ой, попугаи на ёлках!» Около дома и правда живёт несколько непонятно как оказавшихся на воле ярко-зелёных и довольно крупных попугаев, и для сидения они действительно предпочитают огромную лиственницу и прочие хвойные. В общем, что взять с рассадника сюрреализма ^__^

И – last but not least – брюссельский модерн. Я его взахлёб смотрела в прошлый приезд, в этот – были детали. Не устаю удивляться разнообразию гармоничных сочетаний. Кстати, Брюссель – почти идеальное место для пополнения моей фото-коллекции дверных ручек :)

А напоследок – фасеточно-туристические картинки из альбома:
(Земляника – самая что ни на есть брюссельская, да. Возле дома в садике росла. А жителям некоей «глухой-провинции-у-моря» очень советую обратить внимание на герб столицы Европы (он на шпиле ратуши) ^__^)

01 02 03 04
05 06 07 08
09 10 11 12
13 14 15 16

17 18 19 21
22 23 24 26
27 28 29 30
31 32 33 34

35 36 37 37а
38 39 40 41
42 43 44 44а
47 48  4945
l_greensleeves: (занятное)
у меня выдалась… кинематографическая, вот.

Госфильмофонд, Белые Столбы.
...Советский винтаж. Намеренный – из эпохи «великого стиля», но больше – нечаянный, из застойных времен, буквально на каждом шагу. К примеру, буфетчицы…. я думала, этот вид – крутые кудри, нитка крупных бус под горло, непробиваемая медитативность движений – вымер вместе с очередями в театральные-ведомственные буфеты, нет, оказывается – живо и то, и другое, и третье...
...Кино как искусство и сугубо технический процесс...
"Когда б вы знали, из какого сора..." )

…Комментарий из Контакта:
Приезжающие в Госфильмофонд обычно ассоциируют Белые Столбы с берёзовыми стволами, попавшими по этой причине даже в корпоративный гимн ГФФ. Но благодаря этому снимку мы получаем правильную расшифровку топонима. Вот она, анфилада столбов, на которых вся история кино держится!
 - Замечательно, не так ли? -


А после Москвы – просмотр и обсуждение двух фильмов с (не-моими) студентами.
…«Интересно, а режиссер действительно имел в виду всё то, о чём мы сейчас говорим?»…

Хорошо… :)

Profile

l_greensleeves: (Default)
l_greensleeves

March 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 06:58 pm
Powered by Dreamwidth Studios